Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:23 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Глава седьмая

3 сентября 1460 года


Порой наступают дни, когда решается судьба - то ли твоя собственная, то ли всех, кто тебя окружает. Бывают дни, когда приходится действовать - и от действий твоих зависит все, абсолютно все, что случится после. Такие дни выпадают нечасто, горящей кометой пронзают серое марево пустых, бессмысленных лет - но когда они приходят, нужно не отступать и совершить все, что попросит судьба. Такой день, знала Айна Айтверн, настал и сегодня - и ей следовало не оплошать.
Одна-единственная мысль неотступно билась в висках.
"Я предаю брата. Предаю короля. Предаю Иберлен". Не такой судьбы для себя она ждала. Не такие поступки совершать мечтала - но судьба пришла и схватила ее за горло, как схватывала прежде всех мужчин и женщин дома Айтвернов на переломе эпох. Айтверны всегда решали, каким быть Иберлену и куда идти - решат они и сейчас. Много раз Драконьи Владыки могли предъявить права на Серебряный Трон, и не делали этого. Может быть, теперь такое время наконец настало? Ведь основавших эту страну Карданов действительно больше нет.
"Когда все это только начиналось, я призывала Артура оставить Гайвена и отдать трон Гледерику. Либо занять его самому. Сделать это, чтобы закончить войну. Война закончена - но сегодня я начинаю ее снова. Будь отец жив, он бы проклял меня - но я прокляла его раньше".
Айне было тревожно и страшно - но тревожно и страшно ей было все последние четыре месяца, каждый практически день, и потому девушка немного привыкла и даже как-то приспособилась. Страх невозможно любить, но его порой можно перестать замечать. Важным было не показать волнения солдатам и слугам. Она не знала, до какой степени может положиться на них, не приставлены ли в особняк шпионы - неважно, чьи именно.
Лорд Рейсворт, напротив, не проявлял отныне и тени сомнений. Вел себя уверенно, рассуждал об успехе спланированного им переворота, как о деле решенном. Айна, накануне опять приглашенная к нему домой, сидела напротив, смотрела на родича и молчала. В этот раз она почти не пила - вкус вина вдруг сделался ей противен. К еде не притрагивалась тоже. Иногда отворачивала голову, глядела в огонь.
- Ты сомневаешься, - сказал дядя мягко, касаясь пальцами ее щеки. Жест этот, непрошено ласковый, едва не заставил девушку отдернуться. С ней давно уже никто не был добр - но от этой доброты так и хотелось бежать без оглядки. Любая доброта казалась сейчас Айне омерзительно лживой.
- Я сомневалась с самого начала. И все же, я участвую в этом.
- Клянусь нашим родом, тебе не придется об этом жалеть, дорогая.
Айна подняла голову.
- Я помню, - сказала она, - как вы сидели с Артуром на берегу моря. В то лето вы не отлучались из Малериона ни на день. Каждый вечер, выслушав бейлифов и разослав письма в графства, вы приходили с ним под тень Драконьей Скалы и садились на камнях у песка. Рассказывали ему истории, он слушал во все глаза. Я тоже порой приходила, садилась рядом. Вы не замечали меня, только его. Ерошили ему волосы, хлопали по плечу. Он все просил "дядя Роальд, дядя Роальд, расскажите еще сказку". Это вы набили Артуру голову этим рыцарским вздором. Отец никогда не был с ним рядом, только вы. Вы и виноваты. Вы не любите Лейвиса, вы хотели воспитать из Артура такого сына, которого вам не хватало. Воспитали. Довольны?
Граф Рейсворт не ответил. Только край его щеки неожиданно дернулся.
- Если завтра что-то пойдет не по плану и Артур умрет, - продолжила Айна с ненавистью, - вы будете убийцей собственного сына. Последний рыцарь из дома Драконов падет по вашей вине. Рыцари ведь не бросают своих королей.
- Как только я терплю тебя, - прорычал Роальд сквозь стиснутые зубы. Это было едва ли не первое проявление чувств, выказанное им за все последние дни. Что ж, для меня это маленькая победа, отметила Айна. - Тебе доставляет удовольствие задирать меня раз за разом? - продолжал граф почти с яростью. - Ждешь, пока я подниму на тебя руку в гневе? Не дождешься, дорогая племянница. Или ты думаешь, мне так легко и нравится это? Вы с твоим братом такие одинаковые. Вы только умеете, как осуждать других с высоты собственной непогрешимости. Раймонда, меня. Все вокруг виноваты, только вы с Артуром знаете, как поступать правильно. Подавитесь своей правильностью, миледи. Я буду делать, что должен.
Айна откинулась на спинку кресла:
- Делайте. Все равно нас всех проклянут.
Ночью Айне снились странные вещи. Казалось, она бредет бесконечными коридорами - серое дерево, пыльный воздух, старый паркет. Коридоры эти петляли, раздваивались и вновь сходились. Винтовыми лестницами она поднималась в башню, где воздух был холоднее льда, а серебро декора потемнело от вечности. Почему-то девушка знала, прежде в этой башне обитали ангелы. Выходя на открытую ветрам галерею, Айна глядела в небо - и в небе этом горела тысяча лун. Алые и зеленые, золотые и белые, эти луны густо усеивали небо.
- Твоя кровь кричит, - раздался за спиной девушки голос. - Откройся ей. Разреши ей гореть. Пусть кровь станет огнем - иначе она станет ядом.
Айна обернулась - и увидела незнакомого мужчину, с лицом белее мрамора, с наголо выбритым длинным черепом. Странного вида светлая одежда была на нем - облегающая, непривычного вида. За спиной его простирались крылья бесплотного света - иллюзорные, но вместе с тем почти зримые.
- Кто вы? - спросила она.
- А кто ты? - вернул ей вопрос мужчина. У его глаз был вертикальный зрачок.
- Наследница лорда Раймонда. Наследница Дома Драконов, - с этими словами Айну наполнила решимость.
- Погибель лорда Раймонда, - поправил ее мужчина мягко. - Погибель Дома Драконов, - огненные росчерки за его спиной пронзили диковинные небеса. Вокруг башни на многие мили вокруг простиралась бескрайняя пустота - не видно земли, и если перегнуться через край балюстрады, увидишь внизу такое же море далеких светил.
- Что вы говорите такое? Мой отец пал от руки заговорщиков и изменников. Принял гибель в бою, когда меня не было рядом.
- Твой отец, - мужчина подошел к Айне вплотную, и воздух замерзал при его приближении, - пал, когда ты пожелала ему пасть. Тобой двигал гнев, но слова остались словами, и они были произнесены. Или мне напомнить тебе? - Голос, что донесся следом из его уст, был голосом самой Айны Айтверн. - "Я проклинаю вас, будьте вы прокляты, отсюда и навечно! Получайте то, на что бросили меня, пейте собственный яд! Я не желаю, чтобы вы жили на свете! Я хочу, чтобы вы умерли! Я хочу, чтобы вы попали в ту же беду, в которую попала я - и не выбрались из нее! Чтобы никто не пришел за вами и не спас вас, чтобы никто не протянул вам руку! Именем всех сил, что есть в этом мире, я налагаю на вас проклятие, пусть оно вцепится в вас и не отпускает, пусть оно сожрет вашу плоть, и ваши кости, и ваше сердце тоже сожрет, если только оно у вас есть, сердце!" Так ты сказала, верно?
Айна отшатнулась. Отцовский кабинет предстал перед ее мысленным взором - и тот несчастливый день, когда прежний констебль Иберлена пал подле тела покинутого всеми короля Брайана. День, когда она в самом деле выкрикнула эти слова, каждой частицей своей души желая, чтобы они сбылись. Ей казалось, родной отец предал ее - и безумно хотелось, чтоб это предательство вернулось к нему стократ. Все свои обиду и боль вложила Айна в то проклятье - но неужели этих обиды и боли оказались достаточно, чтоб придать ему силу?
- Я не чародейка, - сказала она тихо. - Вы ошибаетесь. Я не такая, как Гайвен.
- Ты дракон. Мы не можем быть другими. Ты сказала - и случилось так, как случилось. Впредь будь осторожна в своих словах, сестра.
- Кто вы такой?
Мужчина отвернулся. Оперся руками о мраморные перила, глядя в бездну. Крылья его уплотнились, наполнились светом - и стало видно, что каждый кончик их острее, чем клинок погибельной стали.
- Это долгая история, - сказал незнакомец тихо.
- Мы не спешим. - Айна встала рядом. Всмотрелась вдаль. Тысячи лун - и каждая из них словно недосягаемый мир. А за ними - далекие, подобные точкам света солнца. Башня парила в пустоте, здесь, посреди бесконечности, и под ее фундаментами не было опор. - Сон это или явь, расскажите мне все.
- Очень давно, - сказал мужчина в белом медленно, все также избегая касаться девушки взглядом, - и очень далеко от твоей родины были мы. Когда в историях твоей Земли говорится о падших ангелах, рухнувших с неба, говорится в них о нас. Когда в историях твоего мира говорится о богах и демонах, в них говорится о нас. Но мы не были ни тем, ни другим. Просто наш путь оказался слишком далек, и завел нас в места, где мы оказались чужими.
Холод, что наполнял пространство вокруг, добрался наконец до ее сердца.
- Вы драконы.
- Правильно, - мужчина кивнул. Повернул лицо. Огонь горел в глубинах вертикальных зрачков. - Сквозь бездну пространства, с нашей погибшей родины, пришли мы в мир, который является тебе домом, сестра. Два народа населяли этот мир - люди и те, кого вы сейчас называете сидами. Нас было мало - едва лишь горстка, последний отблеск погибшего целого. Нас переполняла гордыня. Жажда свершений. Жажда поделиться теми знаниями, которыми мы владели. Тогда мы разделились. Часть из нас пришла к людям - и город, построенный людьми под нашим началом, известен вам теперь как Антрахт, Город Света, Город Пламени. Часть примкнула к эльфам, разделив их удел. Ты читала, чем обернулось для тех и других наше наследие.
- Я читала, - сказала Айна медленно. - Читали все, кто умеет читать. Империя пала, разрушенная междоусобицей и гордыней своих правителей. Вместе с Антрахтом погибли миллионы. Тысячу лет мир пребывал во тьме. Из этой тьмы вышли чародеи. Сиды двинулись войной на человечество. Повелитель Бурь...
- Был из рода драконов, - закончил за нее собеседник. - Как и твои предки. Он был им родичем - это та часть истории, которую твоя семья предпочла забыть. Все эти две тысячи лет наследие драконов разрушает, калечит вашу Землю. Ты часть этого наследия - Айна Айтверн. Твой брат часть этого наследия. Король-Чародей - тоже его часть.
- Зачем вы говорите это мне? Если это не сон...
- Это сон. Но не все сны - лживы.
- Хорошо, допустим, - Айна почувствовала внезапную уверенность в себе - даже здесь, посреди иллюзий и бреда. - Вы - дракон. Вы ушли. Еще до Великой Тьмы. Вас много веков никто не видел. Вы решили, что наломали в нашем мире достаточно дров. Оставили нас разгребать то, что осталось после вашей империи. Копаться в обломках. Жить на развалинах. Вы сбежали. Если это все мне не привиделось, зачем вы говорите со мной сейчас?
- Ты должна будешь кое-что сделать.
- Прекрасно. Все от меня хотят, чтобы я сделала что-то, - девушка поглядела на собеседника с вызовом. - Это, очевидно, традиция? Может быть, это нечто фамильное?
Дракон улыбнулся - открыто и широко, будто услышал показавшуюся ему забавной шутку:
- Отчасти да. Ты должна будешь нас вернуть в этот столь неразумно оставленный нами мир. И слушай меня пожалуйста внимательно, сестра, - он оборвал ее с внезапной властностью. - Ты можешь сколько угодно считать происходящее сейчас сном, бредом, причудой своего воспаленного воображения. Мне все равно. Но ты запомнишь этот разговор. И когда придет время - ты сделаешь то, что должна. Нам требуется помощь. Предстоит совершить кое-что важное, чего мы не можем. Этот мир закрыт для нас, но есть двери, открыть которые тебе по силам. Отнесись к моим словам серьезно, я прошу. Я - настоящий, и вещи, о которых я стану говорить, тоже вполне реальны.
- Подавитесь, - сказала Айна неожиданно грубо. Так, как говорил Артур, когда желал вызвать гнев отца. Сделала шаг назад. Вскинула руку, сжимая ее в кулак. Если этот колдун, или демон, или кем он был, желал расположить ее к себе - он выбрал неподходящие аргументы. И вел себя излишне нагло - так, будто не сомневался в ответе. Держался с видом, будто может настаивать на своем. От подобного отношения Айна безумно устала. От этого слишком веяло лордом Раймондом. И лордом Роальдом. И всей ее семьей разом. - Мне наплевать, настоящий вы или нет, - сказала она. - Наплевать, чего вы хотите. Все только и делают, что пытаются от меня чего-то добиться. Подавитесь своими просьбами, кем вы ни были, дражайший сударь.
Ее собеседник, казалось, был обескуражен подобной отповедью. Его крылья продолжали становиться плотнее, теперь они казались изготовленными из прочного, сверкающего в пламени тысячи светил стекла.
- Не я один стараюсь сейчас прорваться в ваши сны, - сказал он осторожно, теперь подбирая слова явно более тщательно. - И не так просто мне было до вас достучаться - после всех преград, что ваши предки поставили. Я хочу поговорить. И поверь, лучше с вами поговорю я, нежели тот, другой. Он, я думаю, почти добрался до вас. Он будет пытаться войти вам в доверие, но цели у него свои. И однажды эти цели уже обернулись войной.
- Да мне наплевать, я уже высказала один раз и повторю еще, - ярость сейчас клокотала у Айны в груди, ища выхода наружу - сама, казалось, готовая обратиться в огонь. - Делать мне нечего, кроме как вести разговоры с влезшим в мою голову демоном. Или кем вы там на самом деле являетесь - сами сказали, что и демонами вас звали тоже. Никого другого, кроме вас, я пока не видела - и ни с кем больше разговаривать не желаю.
Ее кулак сжался. Воздух зазвенел. Вспышка света рванулась между ними - и дракон внезапно отступил назад, взмахнув крыльями.
- В тебе есть Сила. В вас всех есть Сила. Вы - заблудившиеся дети посреди лесного пожара, что сами устроили. Неужели вы не понимаете, что эта же Сила вас разрушит, если вы не научитесь ею владеть?
- Разрушит, как вы разрушили Антрахт? Мэтр Гренхерн рассказывал, как все тогда случилось. Древние сами себя уничтожили. Говорите, во мне есть магия и она погубила отца? Тогда я должна слушаться советов тех, чьей милостью была погублена целая страна? Предпочту решать сама.
- Я прошу. Тебе нужно просто со мной поговорить. Это не займет много времени.
Казалось, он в отчаянии. Действительно в отчаянии, и не играет при этом. На миг Айна ощутила в себе жалость - и тут же подавила ее. Кто был добр с нею? Почему она должна быть добра с очередной тварью, вознамерившейся с ней играть? Тем более, эта тварь даже не человек, если говорит правду.
- Я не хочу вас слушать. Оставьте меня в покое, слышите! - девушка сорвалась на крик. - Хватит, вам всем от меня что-то нужно! Убирайтесь, просто убирайтесь наконец, я видеть из вас никого не желаю! Я вас ненавижу! Родичей, ангелов, демонов, богов! Катитесь в преисподнюю и там оставайтесь, вместе с моим отцом, которого я, по вашим словам, сжила со света!
Крылатый незнакомец хотел что-то еще сказать, добавить, подобрать последний, решающий аргумент, в надежде, что сработает хотя бы он. Айна не желала слушать. Если это был сон, больше всего сейчас она желала проснуться. Мир вокруг потускнел. Контуры башни расплылись. Лицо собеседника сделалось далеким, голос - неразличимым. Светила, напротив, вспыхнули еще ярче, будто притягивая ее к себе. Прошла рябь, налетел ветер, и все, что окружало Айну Айтверн в этом странном месте, в один миг исчезло.
Пробуждение оказалось тяжелым. Айна будто выныривала на поверхность из объятий тяжелой, темной воды - как поднимается с большой глубины едва не затонувший пловец. Прорывалась, преодолевая сопротивление, с чувством, что возвращается в явь откуда-то издалека. Тело болело, оставалось неподъемным, чужим. Девушка с трудом разлепила глаза, глядя в резной потолок, прислушалась к боли в одеревеневших мышцах.
"Безумные сны. Драконы? Колдовство? Явится же такое в голову..."
Привидевшийся сон казался диким, невероятным, лишенным всякого смысла. Прошла пара минут - и его детали уже начали изглаживаться из памяти, оставив по себе лишь несколько неопределенных, смутных картинок. Странные разговоры о давно минувшем прошлом, фантасмагорическая крепость, парящая в звездной пустоте. Такое может присниться, если слишком долго просиживать накануне вечером за старинными книгами. Айна и в самом деле нередко прежде мечтала оказаться волшебницей - подобно ее предкам в давно минувшие дни. Однако знания о магии оказались давно растеряны ее семьей - да и немного женщин-чародеек, если верить семейным хроникам, прежде рождалось в роду Айтвернов. Одна или две, не больше - колдовской дар предпочитал передаваться по мужской линии в их семье.
"Тот человек из сна, он сказал, я убила отца силой своего проклятия". На минуту Айна задумалась, возможно ли такое в самом деле. Обладает ли она способностью творить волшебство? Раймонд Айтверн пал в бою, не под воздействием черной магии, но не могла ли какая-то магия, совершенная Айной, лишить его в том бою удачи, приблизить к нему смерть, сделать ее из вероятной - неизбежной?
Легенды часто говорили о подобном. Немало древних королей и героев погибли, оказавшись жертвами злых чар. Так, например, Ингвар Черный обидел на Остару бродячую ведунью, с насмешками прогнав ее от пиршественного стола и грозя спустить собак - и по прошествии трех недель умер, заколотый в спину кинжалами собственных ближних дружинников. Именно такую судьбу и напророчила ему ведунья, когда люди ярла гнали ее прочь.
"Если я убила отца с помощью магии, что еще с помощью нее я могу сделать?" Айна посмотрела на свое отражение в зеркале. Бледная, растрепанная после сна юная девица в смятой ночнушке. Мало общего с чародейками из старых баллад. Но и Гайвен Ретвальд в волшебниках прежде не числился - однако на поле боя его колдовство принесло ему победу. "Способна ли я сама на подобное? Как Адальберта Гранер или Катриона Кэйвен?" Гадать сейчас не было особого смысла. Если в ее крови и спряталась магия, Айна все равно не знала, как управиться с нею и разбудить.
Лейвис Рейсворт явился в дом Айтвернов к четырем часам пополудни. Одетый в красное и золотое, препоясанный мечом, он ворвался в семейную библиотеку, где дочь лорда Раймонда коротала время за "Жизнеописанием лорда Патрика", и, тяжело дыша, претворил за собой двери.
- Собирайся скорее, сестренка, - выдохнул кузен, подходя к столу и срывая, не иначе от волнения, за пояс перчатки. - Нужно быть во дворце.
- Сейчас, не к вечеру? - Айна неохотно оторвалась от книги. Повесть об ошибках и заблуждениях Патрика Айтверна, жившего в дни, когда пал старый Конклав магов, оказалась интересна и поучительна. Раздоры и интриги разрушили в ту пору старый Иберлен точно также, как собираются сейчас разрушить нынешний. Прошло семьсот лет - но все те же противоречия разрывали изнутри северо-западное королевство. - Отчего такая спешка?
Граф Рейсворт собирался арестовать Короля-Чародея поздно вечером, когда тот закончит заседание Коронного совета и соберется отходить ко сну - окружить его солдатами прямо в монаршей опочивальне. Окончательные договоренности об этом он заключил позавчера со всеми капитанами отрядов замковой стражи.
К назначенному часу Айна Айтверн должна была находиться в цитадели, чтобы быть немедленно представлена верховным лордам и сановникам как новая наследница Серебряного Трона. Но до назначенного часа оставалась еще половина дня, и поспешность Лейвиса удивляла. Айна надеялась, у нее есть немного времени на то, чтоб собраться с мыслями - прежде чем все вокруг окончательно придет в движение. Она надеялась собраться с духом. Книга помогала в этом. Знание чужих ошибок убережет хотя бы от пары собственных. Не от всех. Ошибок все равно будет слишком много. Айна не льстила себе. Она знала - чтобы не начнется сегодня, она к этому не готова.
- Планы переменились, - сообщил кузен. - Отец будет брать Ретвальда на банкете, в шесть.
- Прямо за обеденным столом? Что за вульгарность? Десерт хоть ему дожевать разрешите?
- Можно подумать, прежний план был лучше и разлучать Ретвальда с подушкой - не вульгарно. Приехал король Эринланда с супругой, на четыре дня раньше намеченного срока. Ретвальд отменил по этому поводу вечерний совет, и будет давать прием, до поздней ночи. Отец сказал, арестует Гайвена прямо там.
- На глазах у всех пэров королевства, а также чужеземных гостей? Рискованный шаг.
Лейвис вздохнул:
- Отец паникует. Он до сих пор толком не поговорил с гарландцем, до того сложно прорваться, а тут явился эринландский король. Сложно угадать их реакцию. В Тимлейне находятся два чужих короля. Что они скажут, услышав утром, что пригласивший их монарх низложен и взят под стражу собственным коннетаблем?
- Поэтому граф Рейсворт решил низложить этого монарха прямо под носом у Рэдгара и Фэринтайна, будучи в одной зале с ними и даже за одним столом? Он безумен? Хочет сразу продемонстрировать двум сильнейшим государям востока, что совершает в Иберлене государственный переворот?
Пауза, сделанная Лейвисом, оказалась Айне весьма не по душе.
- Отец не совсем обезумел, - сказал кузен наконец. - То есть обезумел, но не сегодня, а когда вообще затеял все это дурное дело. Он не хочет выпускать Фэринтайна и Рэдгара из внимания. Он арестует Ретвальда и сразу объявит тебя новой королевой. Поднесет это, как свершившийся факт. Лорды этот факт признают. Коллинс, Гальс, Тресвальд и Эрдер согласны. Тарвела нету в столице, Артур все равно не составит большинства от совета. Переворот останется нашим внутренним делом, однако если чужаки окажутся недовольны и выкажут поддержку Ретвальду... Всегда проще решить дело сразу, когда они будут в окружении наших солдат, а не когда успеют завтра поутру свистнуть своих гвардейцев.
Айна со стуком захлопнула книгу.
- Война с Эринландом и Гарландом, - сказала она сухо. - Вот чего вы добьетесь.
- Не обязательно война. Скорее нет, чем да. Но даже если да - лучше соблюсти меры осторожности в таком деле. Иноземцы быстрее признают тебя местной королевой, если в спины им будут смотреть арбалеты твоей будущей гвардии, - Лейвис постарался изобразить шутовской поклон. Вышло не слишком удачно.
Происходящее не нравилось Айне чем дальше, тем сильнее. Роальд Рейсворт необдуманно рисковал. Он действительно не успел заручиться гостившего в столице гарландского венценосца, прежде чем начинать переворот, и не знал до сих пор его возможной реакции. Клифф Рэдгар слыл человеком себе на уме. В Иберлене у него, несомненно, были свои интересы, и кто знает, на что он готов пойти, дабы их соблюсти.
Сейчас, когда приехал вдобавок еще и эринландский владыка, следовало и вовсе отложить смещение Гайвена, хотя бы на неделю. Следовало выждать время, попробовать договориться с иностранными гостями об их невмешательстве - однако вместо этого Рейсворт решился пойти ва-банк. Он действительно паниковал, и его поспешность могла оказаться самоубийственной. Брать в заложники двух чужеземными королей, если те откажутся признать смену власти в Тимлейне? Это немедленно обернется затяжным противостоянием с их вассалами. Иберлен и без того враждует с Лумеем, находится в прохладных отношениях с Тарагонской империей. На юге Срединных земель у Тимлейнского королевства друзей давно уже нет. Если не останется их и на востоке, что ожидает Иберлен тогда?
Да, в случае, если Клифф Рэдгар не признает свержение Гайвена, взять под стражу Клиффа Рэдгара не окажется сложным. Вот только уже на следующий год гарландская армия подступит к Тимлейну, взяв предварительно Дейревер. А эта армия, если верить донесениям, куда сильнее той, которую смог собрать Роальд Рейсворт.
- Ты считаешь, твой отец прав, Лейвис?
- Не считал и не считаю. Я тебе сразу сказал, он свихнулся. Не знает, кого бояться больше, Ретвальда или Коллинса, вот и решил выступить против того, кто меньше нравится народу. Мы все еще расплатимся за его выбор, но выбирать нам самим не из чего, верно?
Айна чуть поколебалась.
- Мы все же можем пойти к Артуру, - сказала она наконец.
- Не можем. Артур уже никто. Папа купил весь гарнизон. За Артура и сотни мечей не поднимется. Вставай, сестра, и поехали. Что уж время попусту терять, - молодой Рейсворт безнадежно махнул рукой. - Выпью сегодня вина в честь начала твоего правления. Да будет оно благополучнее трех предыдущих.
Капитан Фаллен встретил свою госпожу в передней. Все последние дни он не покидал особняк Айтвернов. Формально оставаясь командиром подчиняющейся Артуру Айтверну фамильной гвардии, Фаллен находился по сути в опале у своего господина и почти не виделся с ним.
У Драконьих Владык, напомнила себе Айна, две тысячи человек размещены сейчас в стольном городе и еще шесть тысяч стоят лагерями в предместьях - однако лишь треть из них набрана непосредственно в Малерионе и подчиняется Айтвернам напрямую. Большинством прочих командуют вассалы отца. Такие, как Рейсворт и занявший его сторону тан Брэдли. Для подавляющей части этих людей Артур Айтверн - в самом деле никто, и они поддержат или уже негласно поддержали сторону сэра Роальда. Как сделал это, например, Фаллен. Дядя говорил с ним лично, и капитан принял его доводы сразу. Здесь, в резиденции Айтвернов и прилегающих к ней казармах, расквартированы четыре сотни бойцов, и все они находятся у Клауса Фаллена в непосредственном подчинении.
- Мой лорд. Моя леди, - капитан поклонился Лейвису и Айне.
- Мы с леди Айной направляемся во дворец. Что тут у вас?
- Мои лейтенанты готовы. Если герцог Айтверн явится сюда, им дан приказ его задержать.
- Хорошо, - Лейвис кивнул, чуть помедлил. - Он будет сопротивляться, имейте в виду. Если явится.
- Я помню приказ брать герцога живым. Ловчие сети уже заготовлены.
- Хорошо, - сказал сын графа Рейсворта еще раз. - В солдатах вы уверены?
- Не уверен, - буркнул Клаус. - Вы задаете дурацкие вопросы, мой лорд. С офицерами я поговорил. Два дня разговаривал. Дело они знают и приказы отдадут. Что скажут простые солдаты, если им придется драться с сэром Артуром - предугадать не сможет никто. Ни вы, ни я, ни Господь. Так что хватайте его во дворце, не дайте сбежать, а я буду молиться, чтоб там все началось и закончилось.
- Хватать Господа, а молиться дьяволу? - переспросил Лейвис с неуместной издевкой.
- Хватать лорда Артура Айтверна, бес бы вас побрал с вашим батюшкой.
- Поберет непременно, - пробормотал Лейвис.
- Капитан Фаллен, - Айна шагнула вперед, обвила руками шею офицера, поцеловала его в щеку. - Я благодарю вас за верность моему дому.
- Теперь вы - мой дом, - сказал Клаус глухо. - Вам я в самом деле буду верен. Ваше величество.
В королевском замке сегодня яблоку не было места упасть. Собрались почти все знатные лорды Иберлена - помимо Данкана Тарвела, продолжавшего отсиживаться в своем военном лагере в половине дня пути от столицы. Большинство присутствовавших тут вельмож так или иначе были осведомлены о готовящемся мятеже. Граф Рейсворт хорошо потрудился за остаток лета, убедив одних аристократов и обольстив перспективами возможного будущего возвышения других. Многие были верны еще Гледерику Кардану и намерены были продолжать начатое им дело. Этих возглавлял Джеральд Коллинс, что займет в скором будущем место во главе Коронного совета.
- Кого нам следует опасаться? - шепотом спросила Айна у Лейвиса, разглядывая окружающую их толпу.
- Фэринтайна. Рэдгара. Нашего собственного брата и сюзерена. Других врагов у нас в Тимлейне нет.
К молодым Айтвернам подошел Эдвард Эрдер, герцог Шоненгема. Глубоко поклонился, приложив руку к груди. "Сын Джейкоба осторожен и слишком впечатлен смертью родителя, - вспомнились Айне слова дяди. - Он до последнего отвергал мои планы. Говорил, сейчас не время для нового восстания, говорил, нужно подождать хотя бы года три, пока все успокоится. Насилу нам с Коллинсом удалось его убедить".
- Юный лорд Рейсворт, - с высоты своих двадцати двух лет Эрдер вполне мог называть семнадцатилетнего Лейвиса юным, не опасаясь вызова на дуэль, - леди Айтверн, вот и вы. Хорошо, что успели вовремя. До начала банкета еще полчаса, но нам лучше пройти к столу и занять места. Мне поручено сопровождать вас.
- Где Артур? - спросила Айна.
- Отправился показать одной леди из свиты Фэринтайна здешний дворец. Мой осведомитель доложил пятнадцать минут назад, что закончилась эта прогулка в занимаемом лордом первым министром кабинете.
- Леди красива? - Лейвис приподнял бровь.
Эдвард Эрдер вежливо улыбнулся:
- Леди прославлена. Речь о Кэмерон Грейдан, вдове прежнего короля.
- Кузен не теряет времени даром. Что ж, порадуемся за него - когда в следующий раз так развлечется. Что сам Фэринтайн, следили?
- Уединился в покоях левого крыла с супругой, должен появиться в скором времени. С ними прибыло четыре сотни солдат, их уже разместили. Командует некто Гленан Кэбри. Хмурый молодчик, не отрывает руки от эфеса. На банкет они возьмут с собой десяток охранников. Я поставил арбалетчиков на верхней галерее.
- Сам ваш тезка, который король, - Лейвис явно не мог сдержать любопытства, - каков он из себя?
- Похож на морского разбойника старых времен, только топора за спину не хватает. Здоровый, косая сажень в плечах, но, в отличие от гарландца, держится как франт. - Эрдер нахмурился. - Хороший боец. Я бы опасался его не меньше, чем Рэдгара. С Рэдгаром на обед придет человек двадцать, будут дочери, и даже сын. Мы постараемся, чтоб они не пострадали. Дипломатического скандала уже не избежать, но континентальной войны все еще можно избегнуть. Лорд Рейсворт, - заметил северянин чопорно, - вам известно мое отношение к сумасбродству вашего отца.
- Да знаю я, - сказал Лейвис с отчаянием. - Знаю. Что ты все политес из себя давишь да лясы точишь. Все я знаю, и ты знаешь, что я знаю, и толку с того, что мы знаем, думаем или говорим. Это все треп. Важны лишь решения. А решают здесь только папа и Коллинс, не мы с тобой. Коронный совет состоится в девять. Ты не забыл лучший свой камзол нацепить? И возьми побольше цепей и каменьев. Момент выйдет значимый для истории, полагается соответствовать.
- Если все пройдет гладко, то в девять и надену побрякушки, а пока этого хватит. - Камзол северного лорда и без того выглядел безупречно, а на каждом пальце, кроме больших, было по украшенному драгоценным камнем кольцу.
Эрдер поглядел на Айну:
- Боитесь? - спросил он с внезапным сочувствием.
Девушка фыркнула:
- Боялась, когда ваш отец собирался меня убить. Сейчас - мне уже как-то все равно. Может, потом все будет плохо, но вряд ли - хуже.
- У меня не было случая извиниться за тот случай, госпожа. Я даже не знал о случившемся, меня не было в столице. Знал бы - попробовал бы спорить. Я не одобряю подобных методов. Но их одобрял мой отец, и теперь, получается, унаследовав его титул, я унаследовал и его ошибки.
- Унаследовали. И я непременно напомню вам об этом, когда отправлю вас на плаху, а ваши владения поделю меж своими вассалами. - Айна вгляделась в оставшееся бесстрастным лицо Эрдера и махнула рукой. - Я пошутила. Нет смысла ворошить прошлое и разбирать, кто и в чем виноват. Мы все по грудь в грязи, герцог, и погружаемся в это болото все глубже. Я не стану предавать вас опале за дела вашего отца, даже если займу этот проклятый серебряный трон.
- А замуж за меня пойдете? - спросил Эрдер с внезапной лихостью. - У подобного союза найдется немало преимуществ. За мной домены севера, за вами запада. Объединив их, мы сможем держать Иберлен в кулаке. Я красив, умен, обаятелен, девицы на меня не жаловались. Хороший любовник, вот, хоть леди Абигайл спросите. Или леди Кристину. Или леди Марджори.
- Замуж я пойду только за Лейвиса, - Айна взяла кузена под локоть. - Таким образом мы снова объединим две линии Драконьего Дома в одну. Я смогу рассчитывать, что армия, собранная старшим Рейсвортом, и впредь останется мне безусловно верна, а Запад - как никогда един. Раз уж делать Айтвернов королями, пусть королями станут все Айтверны. Или хотя бы их большинство.
- Плохая мысль, сестренка, - фыркнул родич. - Просто скверная. Не знаю, какой любовник из лорда Эдварда, из меня - явно хуже. Ты прогадаешь, что выбрала меня, а не его.
- Я буду любить тебя не за любовный пыл, а за твой домен, твоих вассалов и твои богатства. В супружеской же опочивальне, - Айна широко и насмешливо улыбнулась, - когда дело дойдет до твоих неуклюжих ласк, я просто закрою глаза и подумаю о том благе для Иберлена, что мы совершаем.
Эдвард Эрдер усмехнулся, затем засмеялся. Мгновением спустя рассмеялся и Лейвис Рейсворт - громко, пусть и не совершенно беззаботно. Скорее тревожно. Чувствуя эту тревогу всем сердцем, присоединилась к общему смеху и Айна. Группа проходивших по коридору придворных недоуменно оглянулись на троицу молодых аристократов.
Они все трое шутили. Им всем троим было страшно. Сын покойного повелителя Севера, организовавшего предыдущий мятеж и в ходе его погибшего. Сын нынешнего лорда-констебля, организовавшего мятеж новый. Дочь погибшего на прошлом мятеже прошлого лорда-констебля. Им бы стоило быть врагами, но сейчас они оказались заодно, на одной, не ими выбранной стороне в этой войне. Даже не зная, надолго ли предстоит идти общей дорогой. Порой судьба вынуждает заключать странные союзы. Порой эти союзы держатся годами, порой умирают за день.
Все трое этих молодых дворян, хоть и не признались бы в этом за что, упирая на собственных значительности и взрослости, в глубине души ощущали себя осиротевшими за этот несчастливый для Иберлена год детьми. Айна и Эдвард в самом деле потеряли своих отцов - и в каком-то смысле полагали при этом, что оказались своими отцами преданными. Лейвис Рейсворт отца не терял - видел его каждый день, напротив. Сидел с ним за одним столом, старательно исполнял отдаваемые им приказы. Тем не менее, этот нескладный, неловкий, ернического и беспокойного нрава юноша сейчас, возможно, даже сильнее обоих своих спутников ощущал одиночество и покинутость. Он старался храбриться, отпускать беспечные фразы, при каждом удобном случае издевательски шутить. Ему было страшно. Возможно так страшно, как никому еще сейчас в этом замке.
Айна посмотрела на кузена - и словно почувствовала его смятение. Сделала шаг вперед. Взяла его руки в свои. Лейвис вздрогнул, сделал попытку отступить, но не смог.
- Мы падаем, - сказал он беспомощно. - Это не тонуть в болоте, как ты сказала, это падать в бездну. Я видел сегодня утром кошмар. Не помню, про что. Кажется, о пропасти, в которой не было дна. Вот в эту пропасть мы сейчас упадем.
- Успокойся, - сказала Айна, крепче сжимая его пальцы. Внезапно вспомнился собственный сегодняшний странный сон. Там тоже была пропасть, на тысячи миль простиравшаяся в пылающее чуждыми солнцами никуда - а еще крылья, на каждой грани которых отражался солнечный свет. И эти крылья казались достаточно сильными, чтоб преодолеть любую бездну. - Мы драконы, Лейвис. Мы не упадем. Мы взлетим.

@темы: Король северного ветра

Комментарии
2016-05-14 в 00:46 

Агрона
Чудная глава после столь долгого перерыва)
Конец даже несколько воодушевил, хотя казалось бы странно, после таких-то напряжённых событий. Поймала себя на мысли, что желаю удачи Гайвену, всё же не зря он учится владеть магией, вот пусть на этом приёме и покажет всем, на что способен их "негодный" король) И вообще, пусть наследники семейств объединяются и покажут отцам и не только, что с ними придётся считаться. Это конечно невероятно трудно, но... я хочу в них верить)
Безумно тревожно за Артура, и вообще жалко его. Наследник Айтвернов безнадёжно предан и не подозревает об этом...
Правда, Гайвена мне тоже жалко, но тут я надеюсь, что он или успокоит всех магией, или не сможет сделать этого сейчас, но сделает позже. Не зря же мне нравится этот возникший во мыслях Гайвена "дед", нравится даже больше драконы во сне Айны... есть что-то притягательное во тьме, которая хочет как лучше)
Сон Айны очень-очень красивый, особенно мне понравилось пробуждение. Натурально у тебя вышло, поверила) Дракон конечно прекрасен, загадочная крылатая фигура, даже обидно за него, он так хотел поговорить...
Отдельно отмечу характер Айны, девушка растёт на глазах) Что бы она не говорила, а королевские повадки у неё есть, раз даже старшему в роду она не желает подчиняться. Сильная девушка, но и расчётливая, она выбрала очень удобную позицию) И королевой сделают, но и она сама этого не одобряет, словом, муки совести сведены к минимуму.
План с захватом короля при иноземных владыках и правда очень рискован... интересно, как это всё развернётся, даже догадок строить на этот счёт не буду)
События набирают оборот, интрига звенит, оборвал на интересном месте. Продолжения, пожалуйста)

2016-05-14 в 00:52 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Спасибо тебе огромнейшее)))
С продолжением постараюсь не затягивать)))

2016-05-14 в 09:41 

Kallery
Strange things happen in the dark (c)
Просто отличная глава, где всего оказалось в меру: и колдовства, и политики, и переживаний. От плана Рейсворта-старшего захватывает дух, так и вспоминается уиллтернеровское "либо безумец, либо гений". Лейвис кажется милым. Конец у главы очень красивый.

2016-05-14 в 11:18 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Kallery, Спасибо большое))) Я старался)))

   

Хроники Иберлена

главная