18:10 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Глава восьмая

3 сентября 1460 года


Тьма окружала его, и каждый шаг последнего Ретвальда был шагом тьмы.
Тьма защищала и спасала, тьма стала щитом и доспехами, обретшей силу рукой отца и обретшей любовь рукой матери - всем, чему Гайвену не хватало доселе. Тьма звенела в его ушах, пряталась в складках плаща, собиралась в уголках глаз. Ее голос был мягок и добр.
Ее голос говорил правду - ту правду, которую он прежде в своей беспечности не желал замечать. Ту правду, от которой он прятался, которую отрицал в наивной вере, что в этом городе у него еще остались друзья.
"Все время, что ты пытался править ими по справедливости, они готовились вонзить нож тебе в спину. Все эти вельможи, что клянутся тебе в верности, уже подготовили твое свержение. Я слышал их предательский шепот, не доносящийся до твоего трона. Видел переглядывания, не замечаемые тобой. Видел, как сменяются часовые, как готовится быть обнаженным оружие. Сегодня они возьмут тебя под стражу - на глазах у всего королевства, дабы засвидетельствовать твое падение. Сейчас, стоит тебе перешагнуть порог зала, в котором ты назначил приветственный пир".
"Если это измена, - отвечал мысленно Гайвен, глядя на то, как склоняют спины в поклонах слуги, пока он вышагивает к распахнутым дверям Сиреневого Зала, где уже собрались лорды Иберлена, готовясь встретить его, - если это измена, я покараю изменников первым. Я не намерен разделить судьбу отца".
"Кто встанет на твою сторону? Они предали тебя, все".
"Мой первый министр. Артур пошел бы ради меня на смерть. Уже ходил. Артур не оставит меня и сейчас".
"Он сам остался один, как и ты, преданный соратниками и вассалами. Вдвоем вам не выстоять против целой страны. Тебе нужно бежать. Я открою тебе ворота в пространстве. Почти открыл. Я встречу тебя в моем замке, там мы обсудим, как ты сможешь вернуть себе престол и подавить мятеж. Тебе нужны солдаты, и я подскажу, где их найти. У дома Ретвальдов могут найтись союзники в самых неожиданных местах".
"Ты предлагаешь мне снова бежать? Я набегался. Я уже бежал, когда умер отец. Мне хватило. Теперь я буду драться. Сила со мной, говоришь? Помоги мне ее использовать".
"Я помогу. Но ты совершаешь ошибку, дитя моей крови. Они назовут тебя чернокнижником и демонским отродьем, если ты обрушишь на них свою магию сейчас".
"Ошибку совершили те, кто выступил против меня".
Гайвен перешагнул порог пиршественной залы Тимлейнского замка. Сделал пять шагов и остановился. Гости уже собрались - стояли, ожидая его появления. Были здесь почти все аристократы Коронного совета, а также их дамы, их родичи, их соратники. Герцог Джеральд со своим старшим сыном Бренданом, граф Тресвальд с супругой и дочерью, Виктор Гальс, лорды Брэдли, Лайонс, Таламор, Манетерли и Хлегганс. Одни из них сражались недавней весной за дом Карданов, другие - за дом Ретвальдов, но сейчас все стояли вместе, словно объединенные общим делом и общей задачей. Так бывает, когда появляется общий враг.
Гайвен видел Лейвиса Рейсворта - чем-то смущенного, озадаченного, почти смятенного. Видел Айну Айтверн, стоящую рука под руку с ним, прямую и твердую, такую же недоступную и далекую, как тогда, несчастливой ночью в замке Стеренхорд, когда прахом рассыпалась его любовь. Видел Эдварда Эрдера, широко расправившего плечи и почти небрежно положившего руку на меч. Наследник Шоненгемских скал, тот стоял по левую руку от Айны, словно и не было меж их домами вражды.
Фэринтайн и Рэдгар находились в противоположных краях зала, каждый в окружении своей свиты. Фэринтайна сопровождала жена, таинственная королева Кэран, о которой болтали, будто магия ее далеких предков подвластна с ней. Были с эринландским владыкой также его ближайшие сподвижники, лорды Кэбри и Свон - оба отважные рыцари и ветераны войны, а также несколько телохранителей. Не хватало только вдовствующей королевы Кэмерон.
Клифф Рэдгар расположился на отдалении от прочих гостей. Слишком воинственный, слишком жесткий, в здешнем обществе он казался осколком какой-то другой, более суровой и честной эпохи. Из всех дворян Иберлена быстрее всего король Гарланда смог бы найти общий язык с Данканом Тарвелом, но Тарвел отсутствовал сейчас в Тимлейне, не желая находиттся при дворе. Ни жены, ни сына, ни дочерей рядом с Рэдгаром не было. Только несколько его ближних лордов и избранные гвардейцы. Гарландский король стоял нахмурясь, внимательно изучая толпу взглядом. Лицо его оставалось, как почти и всегда, непроницаемым. Гайвен до сих пор не понял этого человека, и не был уверен, что вообще поймет.
Все были тут. Все явились посмотреть на драму, что вот-вот начнется, знаменуя новый перелом в истории Иберлена. Не хватало только Артура Айтверна. Единственного человека в этом замке, кому Гайвен еще мог верить. "Артур осуждал каждый мой шаг. Возражал, спорил, ругался, поднимал голос почти до крика. И все же остался верен. Я верю, что остался. Я, наверно, очень виноват перед ним".
Гайвен шагнул навстречу Роальду Рейсворту, стоявшему во главе группы королевских гвардейцев. Остановился, положив ладонь на рукоятку шпаги.
- Граф Рейсворт. Вижу, гости уже собрались. Когда ждать начала банкета?
- Лорд Ретвальд, - ответ Рейсворта был тих. - Банкета не будет.
Тьма сгустилась. На секунду, по изменившемуся лицу сэра Роальда, Гайвену показалось, что кузен лорда Раймонда тоже видит эту тьму. Во всяком случае, он казался встревоженным. "Ты видишь, что я был прав", раздался бесплотный голос в ушах короля. "Сейчас они выступят против тебя. Собери свою волю в кулак и будь стойким. Мир смотрит на тебя. Я смотрю".
- Что значит - банкета не будет? - последним усилием воли Гайвен еще сохранял невозмутимость. Поступал так, как учила его мать. Королева Лицеретта говорила, государь Иберлена должен оказаться выше человеческих страстей и подавить в себе любую слабость. "Сегодня слабостью, которую я должен подавить, должна сделаться доброта". Одобрение послышалось в шелесте тьмы. - Я вижу здесь и короля Эдварда, и короля Клиффа. Я объявил ужин в честь наших иностранных гостей, и наши иностранные гости пришли. Почему же вы заявляете, что никакого ужина не будет?
- Вам сейчас все в деталях объяснят, сударь, - сообщил Рейсворт сухо. - Не беспокойтесь, без ответов вы не останетесь, - теперь он смотрел на Гайвена с откровенным презрением. Как, впрочем, смотрел на него и всегда, с того самого дня, как явился в замок Стеренхорд. "Я думал, если назначить этого человека во главе своего войска, это смирит его амбиции и обеспечит покорность. Как я мог так просчитаться?"
"Когда-то, - заметил тот, кто прятался в темноте, - я ошибся точно также, как ты. Что теперь толку сожалеть? Тебя, хотя бы, не оставлял родной брат - за неимением братьев".
- Я должен сделать объявление, - Джеральд Коллинс выступил вперед, подходя к Ретвальду и Рейсворту. Ступал Колиннс тяжело, опираясь на толстую трость.
В свои шестьдесят герцог Дейревера выглядел девяностолетним. Белые, поредевшие волосы, изъеденная морщинами кожа, согбенная спина. Старый этот вельможа всю жизнь потратил на упражнения в царедворстве, мечтая занять место как можно ближе к трону, и видел в Раймонде Айтверне своего основного соперника на этом пути. За Гледериком Карданом он пошел, надеясь выше Айтвернов вознести свой дом, а в Гайвене, очевидно, усмотрел очередную помеху. Коллинсы держали на себе, через порт Дейревера на Ветреном море, морское сообщение с востоком, и в герцогах Запада видели помеху и в вопросах торговли, и в вопросах политики. В жилах Коллинсов текло немного крови Карданов, и это лишь подогревало их гордыню.
- Объявление? Разве сейчас подходящее время для объявлений, герцог? - Эдвард Фэринтайн нахмурился. - Нас в самом деле пригласили на пир - вот этот вот юный господин в черном пригласил, - эринландец кивнул на Гайвена. - Я многое слышал о пирах в Тимлейнском замке и хотел принять участие в хотя бы одном, и моя супруга хотела, - наследник высоких фэйри усмехнулся. - Почему мне кажется, что в этих стенах затевается нечто недоброе? Я смотрю на собравшихся уже четверть часа, и мне не нравятся ни их лица, ни их шепот, ни их настороженность. Почему нас до сих пор не пригласили к столу? Почему стоим, будто на военном плацу? Что вы задумали, господа иберленцы?
- Я поддерживаю недоумение моего супруга, - голос Кэран Кэйвен возвысился над толпой, перекрикивая поднявшийся было ропот. Так, наверно, ее далекий предок, леди Катриона, выступала перед советом волшебников. Рыжие волосы разметались по плечам, высокая грудь часто вздымалась. При королеве Эринланда не было оружия, но оружием сейчас казалась она сама. - Дайте нам ответ. Что затевается здесь? Мы обеспокоены не меньше, чем обеспокоен ваш государь.
Клифф Рэдгар промолчал. Айна Айтверн вскинула подбородок. Лейвис Рейсворт сжал кулаки. По толпе придворных прокатилась рябь.
- Недоумение, выказанное царственной четой Эринланда, вполне законно и объяснимо, - герцог Коллинс адресовал гостям с востока почтительный поклон. - Мы, как принимающая сторона, в самом деле должны извиниться перед вами за нарушение протокола. Однако ваше присутствие здесь и сейчас... лорд Эдвард... и леди Кэран... и лорд Клифф, - еще один поклон, уже в сторону гарландца, - необходимо. Как государи Срединных Земель, признанные Святым Престолом, вы завизируете процедуру отречения иберленского короля.
- Гайвен Ретвальд разве собрался отрекаться? Вот это новость, он и сам кажется узнает ее впервые от вас, - Фэринтайн покачал головой. Дал знак эринландским рыцарям, и те, готовые обнажить оружие, встали по обе стороны от него и от королевы. - Я не знаю, в какие игры вы собрались играть здесь, герцог Коллинс, но предупреждаю вас быть осторожным. Этот мальчишка опасен. Вспомните судьбу предыдущего Эрдера. Не играйте с огнем. Если вы замыслили переворот, подумайте о своей семье. Ваши дети уже выросли, но и взрослым детям нужен отец.
- Вы всего лишь гость здесь, лорд Эдвард. Я прошу вас не вмешиваться, а лишь выступить свидетелем.
- Кто сказал, - уточнил Фэринтайн холодно, - что я стану вмешиваться? Политика Иберлена - внутреннее дело Иберлена. Любые волнения, совершаемые в Иберлене, касаются лишь тех, кто здесь имеет сомнительное счастье обитать. Я даже не думаю отдавать здесь приказы, и не мне решать, какие безумства совершаются при тимлейнском дворе. Не настолько, благо, ваше самовлюбленное королевство важно в глазах мировой политики. Я лишь предостерегаю. Будьте осторожны. Ваша решимость чревата горой трупов.
- Господа, - Гайвен не знал, как у него нашлись силы не пошатнуться, не сделать шаг назад. Он очень хотел быть сильным, и тьма поддерживала его - однако сейчас владыка Иберлена ощутил себя на все свои шестнадцать лет, если даже не младше. Так, наверно, чувствовал себя Брайан Ретвальд, когда вся армия, во главе с генералом Терхолом, отвернулась от него. "Отец верил им и попал в ловушку. Я продолжаю его судьбу. Я буду сильней. Я не дам себя сломать". - Господа. Фэринтайн прав. Не стойте у меня на пути. Иначе... - на мгновение он сделал паузу, ощутил колебание, страх. Но тьма была рядом, и тьма вселяла уверенность и силу. Обещала защиту и поддержку. Вместе с тьмой Гайвен ощущал себя почти всесильным. - Иначе я уничтожу любого, кто выступит против меня. Я это вам гарантирую. Вы слышали о моей магии? Я пущу ее в ход.
Прежде, чем кто-то успел дать Гайвену ответ, противоположные двери Сиреневого Зала распахнулись, и Артур Айтверн, сопровождаемый Кэмерон Грейдан, ворвался под здешние высокие своды. Наследник драконьих герцогов шел стремительно, как будто подгоняемый порывами незримого ветра. Расталкивая толпу, он направлялся прямо к окружившим Гайвена аристократам и гвардейцам, и по лицу его нельзя было ничего понять, кроме того, что он чем-то сильно взволнован. При виде своего господина Блейр Джайлс шагнул ему навстречу:
- Сэр Артур!
- Сэр Блейр! Удивительная картина! - Артур приближался, чеканя шаг, взмахивая полами гербового плаща, высоко подняв подбородок. - Я ожидал увидеть лордов Иберлена сидящими за столом и пьющими хорошее астарийское вино, а вижу стоящими на ногах вокруг моего государя, сомкнув ряды. Все вино в этом замке уже выпито, и вы ждете добавки?
- Герцог Айтверн, - Коллинс развернулся к нему, попутно делая быстрый знак Рейсворту, - раз вы тут, послушайте и вы, что мы желаем сказать. Речь пойдет о низвержении узурпатора. Царствованию дома Ретвальдов пришел конец, и мы сейчас намерены объявить об этом официально.
Артур остановился посреди зала, будто внезапно споткнулся. Обвел присутствующих взглядом. Замер. Его лицо побелело.
Казалось, он не верит происходящему - просто не в силах поверить. Конечно, он и не верил. Артур Айтверн готов был ожидать от судьбы любой неожиданной подлости, но только не нового мятежа так скоро после подавления прежнего. На мгновение Гайвену сделалось и смешно, и горько. Его последний рыцарь оказался столь же беспомощен, как и он сам. Не следовало назначать Рейсворта констеблем, подумал Гайен. "Еще одна среди многих ошибок. Я сам подвел события к этой черте".
- Единственный узурпатор, которого я помню, - сказал Айтверн медленно, - уже низложен. Я сам его низложил. Тремя этажами выше, три месяца назад. Коллинс, что за ересь тут происходит? Вы хотите, чтоб я низложил и вас заодно? Я могу. Мой клинок при мне.
Роальд Рейсворт при этих словах Артура сделал взмах рукой - и, словно актеры в заранее отрепетированном спектакле, наряженные в атлас и шелк иберленские дворяне расступились в стороны, подобно волнам откатились к боковым галереям, оставляя середину зала пустынной. Из примыкающих коридоров, обнажая клинки и поднимая арбалеты, выступили, облаченные в полный боевой доспех, солдаты королевской охраны. На ярусах верхнего этажа также показались стрелки. Гайвен видел, как они берут под прицел и его самого, и Артура.
- Дядя, - Артур обернулся к Роальду Рейсворту, - не знаю, что вы задумали, но скажите, пожалуйста, этим людям уняться. Я вас очень хорошо прошу. По-семейному, - юный герцог Запада, казалось, еще хотел уладить дело миром.
"Миру только что настал конец", сказала Гайвену тьма, и Ретвальд отстраненно подумал, что его невидимый собеседник прав. Если и можно было достичь в этом королевстве примирения, то уже не теперь. Последняя черта только что пройдена. Слишком много лжи. Слишком много предательств. Эта земля утонула в предательствах и в лжи - и пора положить им конец.
- Дядя! - повторил Артур настойчиво. - Что вы молчите?
Роальд Рейсворт ответил не сразу. Он колебался. Разумеется, он колебался. Легко организовать заговор против короля, в которого не веришь и которого не считаешь достойным трона. Легко привлечь на свою сторону соратников и друзей, сказав им, что радеешь о лучшем исходе для государства. Легко спланировать каждый шаг будущего мятежа, легко подкупить вельмож и стражу.
Сложнее, намного сложнее - прямо смотреть в глаза мальчишке, которого воспитывал как родного сына, и открыто признаваться ему, что его продал. Все знали, что граф Рейсворт многие годы был молодому Айтверну заместо отца, и воспитывал его, как воспитывают свою кровь и семя. Сейчас граф Рейсворт и герцог Айтверн стояли, разделенные двумя десятками футов пустоты, и ладони их лежали на рукоятках мечей.
- Сэр Артур, - голос Роальда Рейсворта был хриплым, как скрежет клинка по точильному камню, - отдайте мне, пожалуйста, ваше оружие. Решением Коронного совета вы отстранены от должности первого министра и лишаетесь титула герцога Запада. Ваши владения и ваши войска перейдут вашим родичам, а вашу судьбу решит королевский суд.
- Разве я в чем-то провинился перед этой страной, дядя, что вы бросаетесь такими словами? Разве какие-то мои деяния заслуживают суда? Мне казалось, перед нашим королевством я чист.
- Вы содействовали захватившему Серебряный Трон чернокнижнику и предательски убили законного государя, короля Гледерика Первого. Подобной провинности достаточно для вынесения смертного приговора, но как королевский констебль, я могу гарантировать вам помилование и изгнание. Будьте добры, подчиняйтесь.
Артур потрясенно выдохнул. Он по-прежнему до конца, видимо, не был готов к происходящему. Воспитанный на рассказах о рыцарской доблести и чести, меньше всего он ждал увидеть врагом человека, все эти понятия о доблести и чести в него вложившего.
Артур посмотрел на сестру, Айну - та стояла в окружении сторонников Рейсворта, молчала, и, казалось, забыла как дышать. Посмотрел на стоящую подле себя Кэмерон Грейдан. Супруга короля Хендрика тоже молчала, и молчание это было настороженным. Оружия при ней не было, ведь знатной даме, пришедшей на придворный прием, оружие ни к чему. Но по выражению глаз леди Кэмерон ясно читалось - будь оружие при ней, она бы сейчас не колеблясь пустила его в ход.
Артур вытащил из ножен на левом бедре длинную дагу и передал леди Кэмерон. Та, не колеблясь, приняла. Коротким взмахом проверила баланс клинка, удовлетворенно кивнула. На мгновение впавший в оцепенение Гайвен вдруг понял, что Артур в упор глядит на него.
- Ваше величество, - герцог Айтверн говорил негромко, но все, кто собрался сейчас в Сиреневом Зале Тимлейнского замка, отчетливо слышали его голос, - сейчас я, кажется, хорошо понимаю, что испытывал мой отец, стоя четыре месяца назад подле вашего отца на стенах этой цитадели. Я не буду отрицать, во время вашего правления я нередко бывал недоволен вами. Однако, - привычная улыбка разломила губы драконьего герцога, - я отнюдь не желаю, чтоб это правление заканчивалось столь скоро. Ведь тогда я не смогу и впредь выказывать свое вам недовольство.
- Герцог Айтверн, - Гайвен охотно поддержал его тон, - мы находимся сейчас в подавляющем меньшинстве. Это королевство, кажется, целиком выступило против нас. Тем не менее, я намерен убить всякого, кто встанет на пути моего правления и вашего недовольства. Вы окажете мне посильную помощь в этом?
- Без малейших колебаний, мой король, - Артур выхватил меч.
Очень многое случилось в следующую минуту. Достали, все как один, оружие собранные сюда Рейсвортом солдаты. Удержал своих людей, готовых присоединиться к начинающейся замятне, Эдвард Фэринтайн. Печально чему-то вздохнул, качая головой, Клифф Рэдгар. Обнажил клинок и встал плечом к плечу с Гайвеном Блейр Джайлс.
Роальд Рейсворт развернулся, махнул рукой в сторону герцога Айтверна - и арбалетчики верхних галерей дали залп. Закричала, бросаясь вперед, вскидывая руки, Айна Айтверн. Вспышка белого света рванулась от нее к Артуру. Эта вспышка просияла подобно разорвавшейся молнии, осветив Сиреневый Зал ярче сотни свечей, и тут же погасла. И тогда, во внезапно замедлившемся времени, Гайвен увидел, как почти достигшие драконьего герцога стрелы вспыхнули пламенем и истлели, опадая на паркет горстками пепла. Не причинив Артуру ни малейшего вреда.
Так Бердарет Ретвальд в недавно посетившем Гайвена видении оборонялся от выстрелов тарагонских стрелков. Только на этот раз подобную магию применил не давно опочивший колдун. Это сделала Айна. Секундой спустя она стояла, тяжело дыша, и глядела широко распахнутыми глазами на собственные пустые ладони, будто ожидала увидеть их обожженными. Изумление отпечаталось на ее лице. Женщины дома Айтвернов не владеют магией. Это знают все, кто читал старые хроники. Вот только эта женщина, кажется, владела.
Кто-то закричал. Кто-то схватился за меч - из тех, кто мечи еще не достал.
- Второй залп! - приказал арбалетчикам Роальд Рейсворт.
- Оставаться на месте! - закричал своим людям Эдвард Фэринтайн. Видимо недовольная его решением, королева Кэран в ярости дернула супруга за рукав, но лорд Вращающегося Замка даже не повернул головы. Он действительно не хотел вмешиваться - ни на одной из сторон. Возможно, он был по-своему прав. Граф Свон выругался, но подчинился. Граф Кэбри подчинился молча.
"Теперь, - обратился Гайвен к тьме, - мне нужна вся помощь, которую ты можешь мне предложить".
"Сила твоя. Вот только сможешь ли ты ее удержать?"
Тьма изменилась. Стала послушной и податливой. Стала покорной, как глина, из которой Создатель лепил первых людей. Тьма оказалась подобна реке, чьей силой можно было управлять, чье течение было подвластно мысли и в любое мгновение меняло напор. Гайвен взял тьму в свои ладони (а вместе с ней он взял свою стойкость и свою волю) и швырнул ее прямо в Джеральда Коллинса.
Хищная чернота со свистом, подобно стреле, вырвалась из распрямившихся пальцев иберленского короля - и окутала темным пологом дейреверского герцога. Уплотняясь. Становясь чернее беззвездной полночи. Коллинс взмахнул руками. Закричал. Взвыл. Его кожа, и без того изъеденная морщинами старости, на глазах иссыхала, становилась пергаментно тонкой - а затем слазила, обнажая на лице кости черепа. Тлели, опадали клочьями волосы. Слазило с рук мясо. Спустя несколько мгновений на украшенный росписью в форме кленовых листьев паркет рухнул облаченный в дорогие одежды скелет. И выглядел этот скелет так, будто пролежал в гробу добрых три сотни лет.
- Чародейство! - заорал Лайонс, срывая глотку. - Ретвальду служат демоны!
Арбалетчики еще заряжали орудия, но было очевидно, что они не успеют. Мечники разворачивались, не зная, к кому бежать первыми - к Айтверну или к Ретвальду. Застыла, все также ошарашенно замерев, Айна Айтверн, и Лейвис Рейсворт стоял подле нее, безуспешно пытаясь утянуть куда-то прочь.
Пятеро гвардейцев, оказавшихся посмелее прочих, все же кинулись к Гайвену, выставив пики. Король-Чародей ударил их с размаху тьмой, словно размахивал кнутом - и все пятеро повалились на пол, бросая оружие, отхаркиваясь выступившей на губах кровью. Умирая. Их сердца остановились в один миг. Блейр сжал рукоятку клинка до хруста в пальцах. Но не отступил от своего государя.
- Идите ко мне, - сказал Гайвен, не веря, что он это говорит. - Идите. Всех, кто придет - всех и убью. Мне не сложно.
"Даже если придется уничтожить десятки тысяч?" - спросил его дед.
"Даже если".
- Это бравада, пустая бравада! - крикнул Рейсворт. - У любого чародея есть запас сил, и он не бесконечен! Колдун скоро выдохнется, стреляйте!
Придворные вжались в стены. Арбалетчики дали новый запл, на сей раз по Гайвену. Заслонился он без труда, представив, что использует подвластную ему черноту как щит. Стрелы истлели точно также, как сгорели те, которые до того предназначались Артуру. Магия наконец стала покорна, и позволяла делать все, что пожелаешь. Или почти все. Концентрация психокинетической энергии, значит? Как просто, когда есть кому помочь.
Гайвен поднял правую руку, собирая вокруг нее черноту. Сейчас, первым ударом, нужно уничтожить Рейсворта. Затем - Брендана Коллинса, Лайонса, прочих членов совета. Затем стрелков. А затем, возможно, мятежу придет конец и в Иберлене наконец наступит мир. Может быть, удастся обойтись даже без показательных казней. Хотя прямо сейчас устроить их крайне хотелось.
- Некоторые люди, - внезапно отчетливо и громко сказал Эдвард Фэринтайн, делая шаг вперед, - заключают сделку с силами, которые не способны ни оценить, ни понять. Не думая ни о цене, ни о последствиях. Бездумно подставляясь сами и подставляя других. Ты совершил ошибку, мальчик. И мне очень тебя жаль.
Король Эринланда выхватил из чехла на поясе пистоль. Удивительная, баснословных денег стоящая вещь, украшенная золотой резьбой и рубинами. Такие делают за восточным морем, и в Иберлене Гайвен прежде подобного оружия не видел. Оно и появилось за дальними окраинами Срединных Земель хорошо если лет пять назад. Длинный, в десять дюймов, ствол с широким дулом смотрел Ретвальду прямо в лицо.
Эдвард Фэринтайн прищурился. И нажал на спусковой крючок.
Последним, что слышал Гайвен, было - "я не позволю тебе умереть".
А потом тьма приняла его в свое лоно.

Артур Айтверн, как и почти все в Иберлене, никогда прежде не встречался с огнестрельным оружием. Разве что слышал краем уха, что такое вообще существует. Встречал упоминания о бомбардах, о тяжелых и неуклюжих пушках, что последние годы начали появляться на вооружении в армиях Венетии, Либурна, Дарнея. Было подобное оружие мощнее, чем привычный требюшет или баллиста, но и значительно сложнее в обращении. Неудобней и дороже. Поэтому отец относился к нему с изрядным скепсисом и не стремился закупать для своих войск.
Слышал что-то Артур и о попытках сделать огнестрельное оружие ручным, наподобие арбалета - но действующих образцов доселе не встречал. Не требовалось, однако, большого ума, чтобы понять - это именно такой образец, увидев его в руках Фэринтайна.
С криком Артур бросился к своему королю. К королю, за которого все еще готов был сложить голову - даже если в жилах того действительно текла кровь темных фэйри. Артур знал, что не успеет. Но остаться на месте все равно не мог. Фэринтайн выстрелил. Раздался оглушительный грохот, из дула пистолета рванулось пламя, повалил дым.
Что произошло следом, Айтверн не понял. Когда Гайвен своей магией убил старого Коллинса и расшвырял бросившихся его задержать солдат, с его рук срывалось что-то вроде нитей, сотканных из угольной черноты. Сейчас эта чернота окружила его всего, с головы до пят. Заключила в плотный, непроницаемый кокон. Сделалась щитом. Одна доля выдоха, один быстрый перестук сердца - и тьма исчезла.
Вместе с ней исчез и Гайвен. Его больше не было в зале - ни живого, ни мертвого. Артур ожидал (и боялся) увидеть лежащий на полу с развороченной головой или грудью труп - но Ретвальд сгинул, будто и следа его не было. Артур остановился. Опустил меч.
Перекрикивая галдящую толпу, приказывая следовать за собой растерявшимся было солдатам, показался Роальд Рейсворт. Если дядя и был обескуражен, то очень быстро овладел собой. Слишком много битв уже было на его счету. Терять самообладание сэр Роальд просто отвык.
- Узурпатор, - сказал он громко, принуждая всех вокруг успокоиться, - бежал, используя свое волшебство. Я читал о подобном, в библиотеке моего покойного кузена. Чародеи могли перемещаться на большие расстояния, если им грозила опасность. И закончим на этом. Сэр Артур, Ретвальда здесь больше нет, и сомневаюсь, что у него хватит смелости вернуться. Отдай мне наконец свой чертов меч, племянник.
Отдать меч? Сейчас? Когда рухнуло королевство, когда погиб или сбежал, видя предательство подданных, король? Сдаться на милость торжествующих победителей? Артур Айтверн не привык сдаваться. Он и раньше шел навстречу опасности, не желая перед ней отступать. Разве рыцарь бежит перед лицом врага, даже если враг одержал верх? Долг рыцаря - сражаться с тем, кто сильнее тебя, во имя вещей, в которые веришь. Так Артур выходил на бой против Александра Гальса, Джейкоба Эрдера, Гледерика Кардана. В какие-то разы ему повезло - иногда благодаря храбрости, иногда благодаря хитрости, иногда благодаря удаче. В этот раз в везение он уже просто не верил. В одном только этом зале - против него добрая сотня мечей.
И тем не менее, отступить и сдаться Артур не мог. Что-то внутри него всеми силами противилось этому. Он обещал защищать своего короля - и значит будет его защищать, даже если этого короля больше нет. В конце концов, отец ведь тоже не сдался. Быть хуже, чем собственный отец, Артур попросту не хотел. Его отец и так был по-своему во многих отношениях плох. Говоря откровенно, во многом Раймонд Айтверн был ужасно плох - и как родитель, и как рыцарь, и как сеньор. Но погиб он достойно. "Что ж, папа, - подумал Артур весело, - значит скоро мы с тобой увидимся - и тогда нам предстоит еще одна ссора".
Рыцарь из Дома Драконов удобнее перехватил рукоятку клинка. Блейр Джайлс и Кэмерон Грейдан встали подле него. Кэмерон подняла при этом с пола оброненный одним из убитых Гайвеном гвардейцев длинный меч. Артур вспомнил, как громко королева Эринланда стонала какой-то час назад, обвив его шею руками. Жаль, что не будет второго раза - во второй раз оказаться сверху хотел он. И заставить черноволосую королеву уже не стонать - кричать.
Блейр Джайлс ухмыльнулся:
- Даже не понимаю, что я забыл на вашей стороне, сэр Артур.
- Я сам не понимаю, что забыл на своей стороне, сэр Блейр.
Роальд Рейсворт обнажил меч. Хороший, проверенный не в одном десятке боев клинок - с драконьим клеймом Айтвернов на лезвии, как и у самого Артура. Значит, если так надо, сегодня один Айтверн сразится с другим. Раньше так уже бывало не раз. Раймонд Айтверн, когда был молод, убил своего брата Глэвиса, задумавшего узурпировать трон, а лорд Эйдан сражался с Повелителем Бурь. Дядя Роальд не Повелитель Бурь. Простой человек. Просто немного сильнее и опытнее. Ерунда. Не сильнее, чем был Александр Гальс.
За спиной дяди Роальда встало несколько десятков солдат.
- Отдай мне все же это оружие, мальчик, - сказал Рейсворт негромко.
- А давайте, - острие клинка прочертило в воздухе круг, - вы отберете его сами. Вы можете, я в вас верю.
- Хватит! - громкий голос внезапно заставил и Артура, и лорда Роальда обернуться, опустив уже занесенные к бою мечи. - Хватит. Дозвольте высказаться еще одному человеку, я вас прошу. А потом делайте что хотите. Любую глупость.
Клифф Рэдгар, сопровождаемый двумя десятками своих телохранителей, вышел и встал напротив. На сегодняшний банкет он явился, как и всегда, в полном боевом доспехе. Иберленцы уже привыкли к этой причуде гарландского короля и не стали возражать. Все это время молчавший, безучастно наблюдавший за творившимся в Сиреневом Зале безумством лорд Клифф сорвал с плеч украшенный оскаленными песьими мордами рыжий плащ и швырнул его ровно промеж герцогом Айтверном и графом Рейсвортом.
- Кто переступит через этот плащ первым, - сказал король Гарланда коротко, - того я убью.
Клифф принял переданный ему оруженосцем двуручный меч и с размаху вонзил его в дубовый паркет. Оперся на рукоять.
- Я, - сказал гарландец все также спокойно, - считаю себя воспитанным человеком. Вы можете в этом усомниться, глядя на мои медвежьи манеры. Но я действительно воспитанный человек. Я потомок двадцати поколений королей, и я думаю, я могу претендовать на некий аристократизм даже в свете вашего блестящего двора. Гостю не пристало вмешиваться, когда хозяева ссорятся. Здесь я гость. Вы пригласили меня в этот замок, я приехал. Я пил ваше вино, ел ваши хлеб и мясо, спал под вашим кровом. За это я вам чрезмерно благодарен. Мы, гарландцы, не настолько цивилизованные люди, как вы, иберленцы. Нам иной раз не хватает изящества и такта. Однако даже мы умеем испытывать благодарность к тем, кто нас хорошо принял.
- Блестящая речь, лорд Клифф. Ближе к делу.
- Сейчас подойду, граф Рейсворт. Я всего лишь хочу сказать - я не сторонник лишнего кровопролития. Одно дело убивать врага на войне, убивать чужеземца, убивать в честном бою, убивать ради процветания своей родины или ради воинской славы на худой конец. Совсем другое - убивать друга и родича, да еще на пиру. Так поступают только варвары, а иберленцы, кажется, не варвары, - чернобородый король сощурился.
- Вы справедливо заметили, что не вам лезть в наши дела, лорд Клифф.
- Да. Только это уже и не ваше дело. Вы задумали взять под стражу сэра Артура. Я же настаиваю - вы не вправе этого делать. Как герцог Запада, сэр Артур был связан ленной присягой с иберленским королем. Иберленский король низвергнут и пропал, так что мы можем считать тимлейнский трон в настоящий момент вакантным. Вы заявили, что от лица Коронного совета лишаете сэра Артура малерионского герцогства. Спорное заявление, не уверен, что в правах вашего совета разлучать верховного лорда с его доменом. Но допустим, вы это сделали. Как безземельный рыцарь, сэр Артур ничего не должен по закону ни иберленскому королю, которого сейчас попросту нет, ни вашему негодяйскому, вероломному совету. Как король Гарланда, герцог Кенриайн и герцог Роттенгейм, я беру этого человека, сэра Артура, под свое покровительство и защиту.
- Юридически, ты не ошибся, - подтвердил Эдвард Фэринтайн с усмешкой. - Как лучший законник и самый, должно быть, образованный человек здесь, я подтверждаю - Клифф Рэдгар действительно вправе обеспечить Артуру Айтверну свое покровительство. Все существующие законодательные кодексы Срединных земель трактуют этот вопрос вполне однозначно. Вам следовало прежде назвать имя нового тимлейнского короля, а уже потом принимать решение об аресте владетельного пэра. Коронный Совет, действующий от лица пустой короны, не имеет силы. Мое почтение, кузен. Это было красиво, - король Эринланда поклонился.
- Твой выстрел тоже был красив, - король Гарланда вернул давнему противнику поклон. - Так что, господа Коронный Совет Иберлена и верные его слову псы, вы отступаете перед очевидным фактом?
Роальд Рейсворт все еще не желал признавать поражение - хотя случившееся сейчас было для него именно поражением. И пусть организованный сэром Роальдом переворот увенчался формальным успехом, и пусть низвергнутый король без следа исчез, разве можно было позволить уйти из этого зала свободным человеку, который станет теперь главной угрозой новым правителям Тимлейна? А ведь Артур Айтверн этой угрозой обязательно станет. Как стал ею в прошлый раз. Роальд Рейсворт помнил, чем закончил Гледерик Кардан, и не хотел разделить его участь. Один из немногих в Тимлейне, он относился к Артуру всерьез.
- На моей стороне, - сказал Роальд Рейсворт, - в настоящий момент находятся почти все верховные лорды Иберлена. На моей стороне - полторы сотни мечников, пикинеров и стрелков в этих стенах. Их мечи, пики и стрелы смотрят сейчас на вас. На моей стороне не меньше двадцати тысяч солдат за пределами этих стен. Вы уверены, что желаете со мной спорить, ваше величество?
- На моей стороне, любезнейший - сорок тысяч солдат к востоку от вашей границы. Хорошо обученных, прекрасно подготовленных солдат. На моей стороне верные мне лорды в Кенриайне, что обязательно за меня отомстят, надумай вы поднять на меня руку. На моей стороне договоренности о мире и дружбе с почти всеми государствами цивилизованного мира. Ни Венетии, ни Астарии, ни Либурну не понравится, если иберленцы взбесятся и начнут убивать чужих королей. А еще на моей стороне справедливость и честь.
Граф Рейсворт со стуком вогнал меч в ножны.
- Убирайтесь и проваливайте, - сказал он глухо.
- Хорошо, - Клифф без всякого усилия вытянул двуручник из пола. - Пойдемте, сэр Артур. И все, кто хочет вас сопровождать, пусть тоже вместе с нами уходят. - Он коротко кивнул Кэмерон и Блейру. - А эти господа пусть остаются здесь и решают, кто из них достаточно благороден, чтоб восседать в кресле из потемневшего серебра.


@темы: Король северного ветра

Комментарии
2016-05-14 в 20:41 

Агрона
Это был тот случай, когда король удалился со своего свержения эффектнее, чем это свержение планировали провернуть) Однако, тьма действительно стоящее оружие, хотя Гайвену и пришлось сбежать. В то же время я одобряю Фэринтайна, правильно поступил, и тут меня бы активно поддержал Берни: в любой непонятно ситуации - стреляй! Пистолеты действительно решают многие проблемы х)
Артур держался молодцом, хотя от него уже ничего не зависило, всё равно не оставил своего короля. Хотя от него иного и не ожидалось, конечно.
Ну а приглашённые короли просто испортили заговорщикам всё дело х) то есть блестяще и культурно, дипломатично упомянули пару законов, улыбнулись и удалились... действительно, блестяще)
Вообще сама подача свержения Гайвена похожа на волны: переговоры-драка-переговоры, словом, герои попробовали всё) Айна похоже не отвертится от своего сна, придётся и ей принять во внимание свою магию... это было красиво)
Kallery передаёт, что тоже прочитала главу, Артур её герой))

2016-05-14 в 20:49 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Агрона,
Спасибо большое))) Для меня эта сцена была очень важна, потому что книга для меня начала продумываться именно с нее - со сцены, где на Гайвена покушаются мятежники, а он бежит с помощью магии. Так что я продумывал эту главу, наверно, несколько лет, и счастлив, что мне наконец получить ее написать)) Собственно, это только начало, завязка самой истории, и дальше, надеюсь, будет интересней. Я рад, что вы извинили мне это затянутое подготовительное начало))

В то же время я одобряю Фэринтайна, правильно поступил, и тут меня бы активно поддержал Берни: в любой непонятно ситуации - стреляй!
Эдварда я тоже в целом одобряю) Гайвен все же очень уж к тому моменту разбушевался. Да и непонятно было, что за сила ему помогает.

Ну а приглашённые короли просто испортили заговорщикам всё дело х) то есть блестяще и культурно, дипломатично упомянули пару законов, улыбнулись и удалились... действительно, блестяще)
Я подозреваю, что большую часть юридического обоснования они сочинили при этом на ходу, так как больно уж переживали за судьбу Артура)) Но сработало, к счастью))

Еще раз спасибо)))

2016-05-14 в 20:55 

Агрона
Darvest, сцена магии страшна и прекрасна... то есть страшна она мучительной смертью, а вот прекрасна этими нитями тьмы)
Если короли и придумали эти законы, то это было очень ловко :D

2016-05-14 в 21:00 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Агрона,
Спасибо)))

Если короли и придумали эти законы, то это было очень ловко
Я б сказал, они скорее немного схитрили. Клифф немного перегнул палку, когда сказал, что раз Артур безземельный рыцарь и ни с кем не связан ленной присягой, то его нельзя задержать - можно конечно, при таком желании. Но он был в ударе. Эдвард это поддержал и вовремя вывел аргументацию к тому, что в любом случае, коронный совет не может принимать такие решения о судьбе лорда, когда не объявлен ни король, ни регент (что теоретически верно). Конечно, Рейсворту ничто не мешало спохватиться, заявить, что вот, мы выкатываем вам нового короля/королеву и уже от его лица арестуем этого смутьяна Артура... но он был растерян, а два монарха слишком убедительны))

   

Хроники Иберлена

главная