00:18 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Глава девятая

3 сентября 1460 года


В полном оцепенении Айна Айтверн сидела в каком-то кресле, куда посадил ее Лейвис, и продолжала смотреть на свои руки, сложенные на коленях ладонями вверх. Пальцы мелко дрожали. Она вся дрожала. Она помнила, как с этих пальцев рванулся, испепеляя выпущенные арбалетчиками Рейсворта стрелы, ослепительный свет. Такой же настоящий, как тьма, которой, словно плетью, орудовал против кинувшихся на него солдат Гайвен.
"Я действительно владею магией. Я действительно наложила проклятие на своего отца. Я действительно чародейка. Что мне теперь с этим делать? И что они все сделают со мной?"
Она не понимала, как это случилось. Просто увидела, что Артур сейчас падет замертво, пронзенный десятком стрел - а дальше все вышло само собой. Сила пробудилась, страх и ярость стали светом, свет превратился в пламя.
Откуда-то появился Роальд Рейсворт - выглядящий куда злее обычного.
- Вставай, - сказал он резко. - Пошли. Ты должна немедленно предстать перед Коронным советом.
- Они меня казнят? - спросила Айна. - Казнят как чернокнижницу?
- Что? Нет. Они тебя коронуют. Ну, не сразу. Через какое-то время.
- Я применила магию. Вы видели? Я применила магию, чтобы спасти Артура. Я такая же, как Гайвен. Отродье демонов.
Роальд Рейсворт неожиданно крепко обнял ее и прижал к груди:
- Девочка моя, - сказал он ласково, - ты надежда нашего дома и наше спасение. Ты все поймешь позже. Пойдем.
Происходящее казалось Айне подернутым дымкой тумана, и она до сих пор не могла поверить, что не спит. Не таким она представляла то, что должно было случиться этим вечером. Тогда, два часа назад, когда они с Лейвисом и Эдвардом стояли у порога Сиреневого Зала, готовясь в него войти, Айне казалось, у них всех троих есть какая-то роль в предстоящих событиях. Она думала, они смогут на что-то повлиять, что-то изменить. Единственная роль, в действительности им доставшаяся - роль наблюдателей.
"Все решали другие, а мы просто стояли и смотрели. Несмотря на все наши титулы, нашу решимость, нашу гордость и наш гонор. Мы - просто марионетки в чужой игре, разряженные в кружева куклы, и не более того. Я говорю, что хочу действовать, но все равно не действую. Это спектакль Коллинса и Рейсворта, не наш". Впрочем, теперь это спектакль одного Рейсворта. Коллинс погиб - захлебываясь криком, иссох заживо за считанные секунды.
"Это сделал Гайвен. Сначала его, потом еще пятерых солдат. Дядя думал, это будет просто - придти к глупому книжному мальчишке, потребовать от него отречения от трона. Вот только этот книжный мальчишка научился убивать".
Айна хорошо запомнила лицо молодого Ретвальда, каким оно было тогда. Гайвен совершенно не колебался, прежде чем применить свою магию. Ни сомнений, ни жалости - он пообещал уничтожить всех, кто бросит ему вызов, и он почти это сделал. Сделал бы, если б не выстрел Фэринтайна. Дядя Роальд уцелел только чудом.
Вокруг галдели придворные, мелькали слуги, грохотали доспехами солдаты, хриплыми голосами выкрикивали приказы офицеры. В Тимлейнском замке царили смятение и хаос. Смятение не настолько бурное, как то, что случилось после свержения Брайана Ретвальда, но все же поставившее все вокруг верх дном. Слухи об обезумевшем короле-колдуне распространялись по крепости со скоростью лесного пожара, а вместе со слухами нагнеталась паника. Король свергнут с трона заговором вельмож. Король не пожелал отказаться от власти и в начавшемся бою применил темные заклятия. Король убил чарами Джеральда Коллинса, и не одного его. Король без вести пропал - но возможно, еще вернется, чтобы отомстить всем, кто его предал.
Граф Рейсворт распорядился закрыть ворота замка и не выпускать никого в город, разве что по личному своему разрешению. Объявил, что как лорд-констебль, принимает управление Тимлейном на себя. Объявил, что скоро Коронный совет объявит имя нового государя.
Клифф Рэдгар покинул замок сразу, как только закончилось побоище в Сиреневом Зале - один из немногих, кому это удалось. С гарландским королем уехали его солдаты и Артур Айтверн - и Айна не знала, какая теперь ждет судьба ее брата. Она вообще ничего не знала. Просто шла вслед за дядей, словно в забытье, коридорами и лестницами королевского замка, иногда спотыкаясь. Лейвис был рядом. Поддерживал ее за руку, и девушка больше не пыталась его помощь отвергнуть. Сил огрызаться на кузена у нее больше не осталось. У нее вообще ничего больше не осталось.
Только рвущийся с пальцев свет. Сила, подобная той, что не раз уже в прошлом этот мир разрушила.
Только сошедший с ума мальчишка, который еще весной читал смешные книги о смысле жизни и признавался ей в любви, а теперь - седой, закованный в кокон из тьмы, обещал принести смерть всякому, кто выступит против его власти.
Только родной брат, уходящий в изгнание. Едва избежавший смерти. Лорд Роальд клялся, что ни за что не подвергнет Артура опасности - но приказ стрелять по нему отдал без колебаний. Если бы не сила, проснувшаяся в Айне Айтверн, Артур уже был бы мертв. "Ты просил себе верить, дядя. Как я могла оказаться настолько глупа?"
"Все, что у меня осталось - я сама".
Лорды уже собрались в тронном зале. Сидели, о чем-то переговаривались, бросали тревожные взгляды на трон. Простое серебряное кресло во главе длинного стола, без особенных украшений и изысков, и впрямь изрядно потемневшее от времени. Короли пользовались им редко, разве что в самых официальных случаях, предпочитая собирать советы на бархатных сиденьях в Малом зале. Трон из серебра был причудой кого-то из прежних Карданов, когда Тимлейн был только основан. Гайвен в него садился хорошо если один раз. Однажды сел Артур, еще при короле Брайане - пожаловался, что холодно, и тут же встал.
За стрельчатыми окнами темнело, день сменялся сумерками, сумерки скоро перейдут в ночь. Удлинившиеся тени затопили комнату. Айна замерла на пороге, рассматривая собравшихся - всех этих встревоженных, неуверенных в исходе начатого ими предприятия людей, которым предстояло сейчас решать будущее государства.
Брендон Коллинс, только что ставший герцогом Дейревера заместо погибшего отца, быстрыми глотками пил горячую, пар в лицо, травяную настойку. Это был молодой человек лет двадцати, принадлежавший к тому же поколению иберленской знати, что и Эдвард Эрдер с Артуром. Сухопарый, изможденного вида, средний сын лорда Джеральда лишь недавно стал наследником герцогства, после гибели на прошлом мятеже своего старшего брата Элберта. Выглядел он нездоровым и усталым, особенно сейчас.
Напротив Коллинса занял место граф Стивен Тресвальд. Мужчина лет сорока, в модном бархатном камзоле с золотым шитьем, с волосами, завитыми на лумейский манер, он не только принадлежал к шестерке верховных лордов, но и возглавлял ныне посольскую коллегию. Лорд Стивен считался неплохим дипломатом. Собственных амбиций не имел, охотно исполнял то, что ему назначали исполнять. Вместе с братом и сыном поддержал Гледерика Кардана, следуя линии Джейкоба Эрдера, с которым был связан дальними родственными узами - а теперь примкнул и к нынешнему восстанию.
Сам Эдвард Эрдер сидел дальше к низу стола, на удалении от пустующего трона. Беседовал о чем-то с Виктором Гальсом, при виде Айны и Рейсвортов посветлел лицом, едва не вскочил из кресла, но все же остался сидеть. Виктор Гальс тоже повернул голову, внимательно глядя на вошедших. Новый сюзерен Элвингарда очень напоминал покойного брата - такое же тонкое породистое лицо, длинный нос, черные волосы, разве что был лет на десять моложе и держался еще более замкнуто, чем Александр. Из собравшихся здесь дворян он был накоротке разве что с Эрдером, избегая всех прочих.
"Только эти четверо, - сказала себе Айна, - имеют значение. Коллинс и Тресвальд, Эрдер и Гальс - прямые вассалы короны. Не хватает для полного счета Тарвела и Айтверна. Все прочие сановники и министры - лишь пешки, исполняющие их волю. Они решат так, как укажут верховные лорды".
Пешек набралось пятеро. Канцлер казначейства Граммер. Лорд-дворецкий Пайтон. Церемониймейстер Брэдли. Хранитель Тайной Печати Таламор. Судья Хлегганс. Брэдли и Хлегганс - вассалы Айтвернов, получившие министерские кресла после воцарения Гайвена, Пайтон связан ленной присягой с Коллинсом, Таламор и Граммер - с Тарвелом. Раньше в совете заседали также графы Холдейн и Дериварн, но они погибли при попытке покушения на Кардана.
Рядом с Граммером Айна увидела тана Боуэна Лайонса. При Раймонде он числился первым министром совета, но был лишен Гайвеном этого звания в пользу Артура, и с тех пор в совет не входил. Как и все, присутствующие в этой комнате, сегодня Лайонс также выступил на стороне графа Рейсворта. "Кроме Артура, Гайвена не поддержал никто. Можно быть плохим королем и все равно иметь верных сторонников, а Гайвен совсем плохим королем не был. Неужели страх перед магией сплотил против него всех? И что тогда делать мне, если я - такая же, как Гайвен?"
Лорд Роальд прошествовал к вершине стола, остановился, заметив, что Айна и Лейвис так и застыли в дверях.
- Идите и садитесь, - сказал он раздраженно. - Начинаем, - сам лорд-констебль занял место по левую руку от Серебряного Трона.
- Пойдем, - шепнул Айне Лейвис. - Держись храбро, пусть они тобой подавятся.
На негнущихся ногах, чувствуя кожей, как внимательно сановники совета следят за каждым ее шагом, Айна Айтверн прошествовала через весь зал и опустилась в кресло, стоящее справа от королевского, прямо напротив Рейсворта. Лейвис сел рядом, оперся локтями о столешницу. Рейсворт коротко кивнул племяннице, обернулся к Эйтону Брэдли:
- Что тут у вас? За гарландцами присмотрели?
- Я направил людей по следу короля Рэдгара и его свиты. Их отряд проскакал к Южным воротам и, видимо, собирается покинуть Тимлейн. Как мне доложили, ни принцессы Эмилии, ни принцессы Катрионы, ни кронпринца рядом с королем замечено не было.
- Значит, он выслал их из замка раньше. Под нашим носом и незаметно от нас. Еще до обеда, видимо. Рэдгар знал, что мы задумали. Поставил в крепости своих шпионов, - Рейсворт казался раздосадованным.
Эдвард Эрдер недовольно шевельнулся. Едва заметно поколебался, затем сказал:
- Граф Рейсворт. Лорд Верховный констебль. Вы убеждали меня, что приняли все меры для соблюдения секретности вашего плана.
- Я их принял. Когда имеешь дело с сотней или двумя сотнями человек, добиться полной секретности невозможно. Рэдгар привез с собой шпионов, а кто-то из наших людей оказался неосторожен или болтлив. Это неизбежный риск, на который мне пришлось пойти.
- Я понимаю. И все же, - Эрдер поднял правую ладонь, - вы много раз сказали мне, что подобного риска не будет. - Видя, что Рейсворт собирается возразить, он возвысил голос. - Лорд-констебль. Я вас прошу, выслушайте, прежде чем спорить. Вы говорите о допустимом риске, а я говорю о риске недопустимом, самоубийственном, поставившем на грань провала все сделанное нами. Вы знали, что в этом замке находится король сопредельного государства, и все равно пошли на переворот в подобных обстоятельствах. Не получив возможности сперва заручиться мнением этого короля. Не понимая последствий его вмешательства.
- Герцог Эрдер. Вы пытаетесь обвинить меня в некомпетентности? Подразумеваете, что я ни на что не годен и пришло время гнать меня отсюда долой? Может быть, вы решили предложить нам другого предводителя? Себя, например?
Эдвард Эрдер выпрямился в кресле. Сцепил пальцы замком.
- Я говорю о фактах, - сказал он тихо. - Всего несколько фактов, господа, попробуйте их обдумать. - Он обвел взглядом присутствующих. - Секретность нашего плана оказалась нарушена. Гарландский король не раскрыл наших намерений Ретвальду лишь потому, что не собирался их раскрывать. Ретвальд применил магию, хотя вы, сэр Роальд, клялись мне, что он не станет либо не сможет этого сделать. Лорд Джеральд, которому мы все прочили кресло первого министра, погиб. Герцог Айтверн, которого вы собирались взять под стражу - на свободе, сейчас вероятно уже покинул Тимлейн, и кто знает, что он предпримет дальше. Сэр Роальд. Я не обвиняю вас ни в чем. Вы собрали нас, и другого предводителя у нас пока нет. - Это "пока" Эрдер ввернул словно между делом. - Я лишь прошу вас. В следующий раз обсуждайте свои планы с нами.
- Я понял вас, герцог. Вы сказали все, что хотели?
- Да, милорд. Пока я сказал все, что хотел.
- Отлично, - Рейсворт слегка улыбнулся. - Я всегда готов выслушать критику из уст человека, не сделавшего для успеха нашего дела ровным счетом ничего и лишь со стороны наблюдавшего за всеми нашими усилиями. Брэдли, что Фэринтайн?
- Ждет в приемной.
- Хорошо, скоро дождется. Господа. Я понимаю, что допустил несколько ошибок и все прошло сегодня не так хорошо, как нам бы того хотелось. Присоединившись ко мне, вы все понимали - если хотим вернуть себе Иберлен, придется рискнуть головой. Сегодня мы ей действительно рискнули. Мне жаль, что погиб Джеральд Коллинс, без его советов и поддержки у нас не нашлось бы ни единого шанса на победу. Однако герцог Коллинс также знал, на что идет. Мы с вами живы, и Тимлейн теперь в наших руках - осталось только его удержать. Подумайте, пожалуйста, об этом, прежде чем обвинять меня в неважно в чем. Потому как обвиняя меня, вы обвиняете сейчас и самих себя тоже. Или, может быть, кто-то пожелает мне возразить?
Таковых не нашлось. Лорды продолжали сидеть неподвижно. Эдвард Эрдер отхлебнул вина из бронзового кубка. Бросил взгляд на молодого Коллинса, промолчал.
- Хорошо, - продолжил Рейсворт. - Как видели вы все, Ретвальд бежал при помощи магии - открыл, видимо, пространственные ворота, как чародеи древности в момент когда его жизни угрожала опасность. Ранить его Фэринтайн не успел - пулю нашли на полу, отлетевшей от стены. Я не знаю, куда отправился узурпатор. Не знаю, когда он решит вернуться и с какими силами. Но что он вернется - не подлежит сомнению. Он считает этот трон своим, и так просто нам его не уступит. Нам нужно быть готовыми к его возвращению. А быть готовыми - это значит, избежать раздоров. На руках колдуна - кровь двоих верховных лордов королевства. Вашего отца, Эдвард, и вашего, Брендон. Мы не дадим нашему врагу сделать этот список длиннее. Сейчас нам нужно не решать, кто виноват в нашем бедственном положении, а сделать все, чтоб это положение не сделалось еще более бедственным. Айна, - сказал граф без всякого перехода, - займи, пожалуйста, Серебряный Трон.
Его слова прозвучали настолько неожиданно, что девушка едва не вздрогнула. Чувствуя, как на ней остановились взгляды всех собравшихся в комнате вельмож, Айна Айтверн медленно понялась из кресла, которое занимала, и пересела в Серебряный Трон. Его сиденье оказалось действительно весьма холодным и жестким. Стараясь не показать своих неудобства и волнения, Айна распрямила спину, положила руки на подлокотники, высоко подняла голову.
- Хорошо, - сказал Рейсворт. - С этого дня дом Ретвальдов, преступно захвативший власть в Иберлене, объявляется низложенным. Ввиду пресечения прямой линии династии Карданов, корона переходит к дому Айтвернов, который повышается в своем звании от герцогского до королевского. Прежний глава дома, Артур сын Раймонда, лишенный всех званий и титулов за пособничество узурпатору и убийство прежнего короля, будет подлежать аресту сразу, как только окажется в руках правосудия. Как законная глава дома Айтвернов, леди Айна, дочь герцога Раймонда Айтверна, повелительница Запада, волей Коронного совета объявляется новой королевой Иберлена.
Вот и все. Так просто. Таковым оказалось ее восхождение на трон. Ни фанфар, ни торжественных речей - просто темная комната, наполненная людьми, которые сами еще не знали, победили они сегодня или потерпели сокрушительное положение. "Кто знает, сколько дней или часов я на этом троне пробуду. Возможно, царствование Гледерика окажется дольше моего". Видя замешательство девушки, Эдвард Эрдер одобрительно ей кивнул.
- Мне положено что-то сказать? - спросила Айна. - Что-то, соответствующее моменту?
- Не сейчас, племянница. Брэдли, распорядитесь, чтобы к утру знамена Ретвальдов спустили со всех башен Тимлейна и заменили на Золотого Дракона Айтвернов. Начиная с рассвета, пусть герольды объявляют народу на площадях о новой королеве и изгнании чернокнижника. На полдень официальный прием, королева будет представлена дворянству, магистрату и купеческим гильдиям. Проводить лучше в ратуше. Тогда, Айна, ты обратишься к народу, речь я уже набросал, обсудим с тобой чуть позже. Герцог Эрдер, вы займете кресло первого министра кабинета.
- Как первый министр, я хочу задать ряд вопросов.
- Я не сомневаюсь. Говорите.
- Благодарю, что разрешаете, - Эрдер, не вставая, изобразил нечто похожее на неглубокий поклон, едва не коснувшись грудью стола. - Милорды, я не буду спорить - замена знамен с неправильных на правильные и произнесение сопутствующих речей являются делом богоугодным. Но не найдется ли у нас темы для обсуждений поважнее? Мой предшественник на посту первого министра этого кабинета все еще на свободе и никаким правосудием, вопреки вашим пожеланиям, грай Рейсворт, не схвачен. Мы все с вами знаем, куда он направится. К герцогу Тарвелу. Опять. Снова просить у него помощи против нас.
- Теперь ситуация несколько иная, нежели четыре месяца назад, - недовольство, испытываемое Рейсвортом, сделалось еще заметней. Было очевидно, что поведение Эрдера раздражает его. - В прошлый раз победу Артуру принес не один Данкан Тарвел. Эту победу ему принес я и все армии Запада. Теперь эти армии на моей стороне. В лагере Тарвела хорошо если четыре тысячи человек - против тех двадцати, что мы сможем выставить против них в ближайшее время. Я прикажу своим войскам выдвигаться завтра днем. К вечеру они достигнут ставки лорда Данкана и принудят его к повиновению.
- Они могут не принять бой, а отступить.
- Могут. Пусть отступают - в Райгерн, Эленгир или Стеренхорд, неважно. Любая крепость, которую они пожелают занять, сделается им могилой. Наместники Малериона и Флестальда на нашей стороне, как и вся страна. Артур и его престарелый наставник могут расположиться в любом окрестном замке на свой выбор. Отступать им будет все равно некуда. К ним не придет подкрепление, и ждать поставок продовольствия им тоже не стоит. Наши враги окажутся прямо в сердце враждебного им королевства. Выбор перед ними встанет простой - все же сдаться или погибнуть.
- Если только, - Эрдер не унимался, - помощь не явится к ним из-за пределов Иберлена. Артур Айтверн покинул Тимлейнскую крепость не один, а в обществе благосклонного к нему монарха. Если сэр Артур вступит в сговор с Рэдгаром, наши восточные рубежи ждет война. Тарвел и Айтверн здесь, Клифф Рэдгар на востоке, а если еще и Пиппин Бренилон, - назвал он лумейского короля, - двинет свои войска через границу, воспользовавшись воцарившимся в нашем государстве хаосом - нам не продержаться и до зимы. Когда последний Кардан впервые, тайно, явился в Тимлейн, а в этой зале всевластно распоряжались Раймонд и Брайан, дела и то шли лучше, нежели теперь.
По Виктору Гальсу и Брендону Коллинсу было заметно, что они разделяют опасения шоненгемского герцога. Будучи младшими родичами людей, безрассудно начавших минувшей весной междоусобную войну в Иберлене, Эдвард, Виктор и Брендон поневоле теперь уже склонялись к осторожности. Наученные безрадостным опытом недавних поражений и потерь, они не желали больше рисковать - и при том понимали, что положение, в которое они позволили себя завести, само по себе зыбко и исполнено риска.
Айна увидела, что лицо Лейвиса также выражает одобрение словам Эрдера. Да и министры совета, кажется, были согласны с доводами северянина. "Дядя остался в меньшинстве. Он любит рассуждать, что Гайвен и Артур потеряли всякую поддержку своих приближенных - но кто сейчас поддержит его самого?"
- Значит, - тон Роальда Рейсворта сделался ледяным, - вы все же сомневаетесь в моей способности исправить наше положение.
- Я говорю о проблемах, мой господин. Не о вашей неспособности их решить. Как первый министр совета, - Эдвард Эрдер поймал взгляд Виктора Гальса, затем продолжил, - я должен сообщать лорду-констеблю об угрозах, нависших над королевством и престолом. Вот я и сообщаю о них. И я также вправе требовать их устранить.
- Возможно, как первый министр совета вы начнете давать мне прямые приказания?
- Это было бы в рамках моих полномочий. Вы не хуже меня знаете порядок, Рейсворт. Первый министр действительно главнее констебля - и не моя вина, что ваш кузен предпочитал этого не помнить, - северянин едва заметно улыбнулся, будто провоцируя сэра Роальда на вспышку гнева. Тот не поддался ей - но лишь с изрядным трудом.
И Рейсворт, и Эрдер оба сохраняли пока видимость хладнокровия - но давалось оно им нелегко. Еще одна реплика или две, казалось - и совет окончательно перерастет в перепалку. "Это нужно остановить прямо сейчас, - подумала Айна. - Сэр Роальд не прав и действительно наломал дров с этим переворотом - но если мы начнем обличать его бездарность как лидера, нам это уже ничем не поможет".
Айна заговорила неожиданно для себя самой:
- Достаточно пререканий. Успокойтесь, немедленно, оба. - "Я сейчас будто разнимаю Артура и его дружков, когда те хотели подраться". - Лорд Эрдер, я понимаю и разделяю ваши опасения - они вполне оправданы. Лорд Рейсворт, я не подвергаю сомнению вашу компетентность. Вы справедливо сказали, попытка захватить власть - занятие небезопасное. Оно грозит риском для жизни. Однако наши жизни пока при нас, и в этом я вижу вашу заслугу. Вы все, господа, согласились видеть меня королевой, - "согласились в действительности или просто не стали оспаривать предложенную Рейсвортом кандидатуру? Велика ли разница, какая марионетка носит корону?" - а значит, как королева я теперь отвечаю за вас и за весь Иберлен. Мне не нравится, лорд Рейсворт, что вы называете Гайвена Ретвальда чернокнижником. Гайвену в самом деле подвластна магия, однако как мы увидели, подвластна она и мне. Меня вы тоже прикажете звать чернокнижницей? Может быть, потащите меня на костер?
- Об этом, - заметил Эрдер, - я как раз и хотел спросить. Мы все видели, леди Айна, фокус, проделанный вами с выпущенными в вашего брата стрелами. Как у вас это получилось?
"Я просто очень сильно не хотела, чтобы Артур погиб. Довольно было и того, что мне пообещали его безопасность и солгали".
- Я не способна удовлетворить ваш интерес по этому вопросу, герцог. Магические знания давно забыты в моей семье, и меня никогда не учили колдовать. В детстве я не раз спрашивала по этому поводу отца. Он отвечал, что Айтверны утратили свое волшебство. Говорят, чтобы спящая Сила проснулась, ее носителю нужно оказаться в крайних, смертельных обстоятельствах. Именно в таких обстоятельствах Сила впервые пришла к Гайвену - в таких она явилась и мне. Но я не знаю, как вызвать ее снова. Если бы могла - уже вызвала.
"Ярость, страх, свет. Достаточно ли мне слишком сильно бояться или слишком сильно ненавидеть, чтобы творить чары? Отца убила моя ненависть, Артура спас мой страх. Боюсь я Гайвена или ненавижу? А этих людей вокруг?"
- Тем не менее, - подал голос Граммер, - вы волшебница - пусть даже по дару и крови, а не по обучению. Сила Айтвернов с вами - пришла однажды и может явиться снова, если положение снова того потребует. Для меня это добрый знак. Если нам противостоит чародей, хорошо иметь возможность выставить против него другого, собственного. Лорд Раймонд, - продолжил казначей, - всегда был мне другом и товарищем. Я охотно признаю его дочь своей королевой.
- Сына его, - внезапно вставил Лейвис, - своим королем вы бы значит не признали?
- Об этом молодом человеке, - ответил лорд-казначей сдержанно, - у меня осталось не лучшее впечатление. Но вы, леди Айна... Скажу откровенно, я не знаю, кто достоин занимать Серебряный Трон после гибели короля Гледерика. Кандидатов у нас немного. Но вас я поддержу без колебаний.
- Я разделяю мнение лорда Граммера, - сказал Патрик Таламор. - Кровь Айтвернов - благородная кровь. Тысячу лет Драконьи Владыки защищали эту землю. Если один из наследников их дома показал себя недостойным, спутавшись с тираном и убийцей - это не основание перестать доверять всем прочим. Я буду верен королеве Айне так же, как был верен ее отцу.
- Я лорду Раймонду верен не был - вернее, не был верен ему мой отец, - поправился Эрдер. - Но я в очередной раз повторю, как говорил уже моему другу Виктору - этот выбор в действительности самый лучший. Народ любит Айтвернов, и одобрит королеву, вышедшую из их рода. К тому же, прекрасная юная леди покажется людям приятнее седовласого угрюмого колдуна, - северянин послал А йне улыбку. - Хорошо выступите завтра в ратуше, покажитесь затем горожанам на главной площади - и к следующему вечеру Тимлейн будет ваш.
- Я благодарю вас за советы, герцог. Но вы правильно заметили, сейчас найдутся дела важнее речей и приемов. Сперва мы обсудим их. Лорд Брэдли, вы упомянули, король Эринланда ждет беседы. Пригласите его, пожалуйста, присоединиться к нам.
Эдвард Фэринтайн, одетый, как всегда, в белый плащ поверх черного костюма, вошел в зал и уважительно поклонился присутствующим. Отодвинул кресло в самом конце стола, прямо напротив Айны, сел. Меча при эринландском государе не было - лишь все тот же пистолет в набедренном чехле.
Айна чуть подалась вперед, внимательно изучая лицо гостя. Широкий разлет бровей, большие глаза с фиолетовой радужкой, длинный нос, решительный подбородок. Твердый взгляд. Взгляд человека независимого, привыкшего настаивать на своем. Выросший в тени коронованного кузена и старшего брата, лорд Эдвард, когда получил корону, показал себя уверенным и, когда это было необходимо, даже непреклонным. Он определенно был достоин своих прославленных предков.
О Фэринтайнах Айна знала немногое. Как и Айтверны, они происходили от старой эльфийской знати. Крови драконов в них не было - но была иная, ничуть не менее высокая. Владыки Холмов некогда правили эльфами востока, стоя вровень с самим Сумеречным Королем на западе. Столица их располагалась в древнем замке Каэр Сиди. Когда почти все эльфы ушли в Волшебную Страну, Фэринтайны отказались от власти и присягнули королям новообразованного Эринланда, скоцентрировавшись на изучении магических тайн. В Конклав чародеев они вошли вместе с Айтвернами, Кэйвенами и другими достойными древними родами - и были одной из немногих семей волшебников, переживших Войну Пламени. Сам Эдвард, восходя на трон, женился на безвестной девушке по имени Кэран, уверяя, что та является наследницей дома Кэйвенов.
"И Фэринтайны, и Кэйвены владели магией некогда. Также как Айтверны и Ретвальды. Если магия проснулась в нас, возможно она проснулась и в них?"
- Ваше величество, - сказала Айна, понимая, что все вокруг ждут ее слова, - у меня найдется несколько вопросов к вам.
- Ваше величество, - тонкая улыбка зазмеилась по губам властителя Каэр Сиди, - по мере сил, я постараюсь вам эти ответы дать. Я ведь не ошибся, титулуя вас величеством? Вы сидите на троне, недавно принадлежавшем Гайвену Ретвальду, и лорд Брэдли, когда звал меня сюда, обмолвился, что я предстану перед новой королевой Иберлена. Вы единственная женщина в этом зале, значит вы - королева?
- Вы не ошиблись. Волей Коронного совета, этот трон теперь действительно мой.
- Вот ведь как получилось. Я ехал на коронацию одного монарха, а придется посетить коронацию другого, - Фэринтайн, казалось, искренне забавляется происходящим. Сидел он в кресле с расслабленным видом, невозмутимо поглядывая на присутствующих. На мгновение Айне сделалось не по себе. "Он понимает в происходящем куда больше нас всех - и не спешит этим пониманием делиться".
- Я надеюсь, моя коронация не будет вам в тягость, - сказала девушка как могла любезно. - Лорд Эдвард, я сознаю, насколько ироничной сложившаяся ситуация предстает перед вами, со стороны. Но у меня все же остались вопросы. Давайте сосредоточимся на них. Вы стреляли в Гайвена Ретвальда. Почему вы это сделали?
- Он убил одного из ваших сановников и собирался убить остальных. Что еще оставалось мне делать, выпить с ним бутылку вина?
- Я спрашиваю вас совершенно серьезно, король Эдвард.
- А я совершенно серьезно вам отвечаю, королева Айна. Я приехал в Тимлейн не только из дипломатической вежливости. Меня привела сюда тревога - сродни той, которую, кажется, недавно испытали вы все. - Фэринтайн чуть помолчал, поджав губы. Затем продолжил. - Вы все видели, что эта тревога оправдалась. Я не знаю, какие силы призвал к себе на помощь ваш недавний король. Его никто не обучал магии - а он применял Силу, как опытный чародей. Иногда правильнее выстрелить, а не ждать, пока трупов станет больше.
- Я поняла вас, сударь. - Айна чуть поколебалась, посмотрела на Рейсворта. Тот сидел с безучастным видом, будто не желая вмешиваться в беседу. "Разумеется, если я перетянула разговор на себя - дядя ждет, как я справлюсь с этим разговором. Что ж, осталось продемонстрировать, что он действительно не ошибся с выбором королевы". - Лорд Эдвард, вы приехали к нашему двору в неудачное время. Вашей вины в этом нету - только наша. Иберлен в эти дни поражен раздорами и междоусобицей - однако как его новая властительница, я обещаю вам и впредь гостепреиимство и приязнь.
- Это даже больше, чем я смел рассчитывать, госпожа, после моей неуместной эскапады.
- Я не вижу ничего неуместного в вашем поступке, лорд Фэринтайн. Напротив, вполне возможно, вы спасли жизнь всем нам. Скажите пожалуйста... вы упомянули, Гайвен сражался как опытный чародей. У вас есть предположения, где он обучился этому?
- Этого я вам сказать не могу. Колдун может обрести могущество множеством разных путей. Далеко не обязательно черпать его из книг или иметь знающего наставника. Многие вещи можно освоить интуитивно, многие - почерпнуть из воспоминаний своих предков. Существует и такой способ - пробудить память пращуров и извлечь из нее требующиеся умения. Скажите пожалуйста, госпожа... Мой вопрос покажется вам нахальным, но я уверен, что буду не первым, его в этот вечер задавшим. Как овладели магией вы?
- Я не овладела ею, лорд Эдвард. В нужный момент все получилось само собой - но я не знаю, повторится ли.
- Что ж, понимаю. Так оно обычно и бывает. Леди Айна, магия - одна из причин моего присутствия здесь. Я рассчитывал обсудить эти вопросы с Гайвеном Ретвальдом, но возможно, в вашем лице найду более подходящего собеседника. В моем фамильном замке сохранилось много трактатов, посвященных колдовскому искусству, и в свое время я прочел их все. Пытался... пытался кое-что практиковать и сам. - Фэринтайн явно сомневался, стоит ли делать подобные признания на глазах у почти всех влиятельных аристократов Иберлена, но, видимо, все же решил идти до конца. - Я не могу назвать себя опытным колдуном, до своих предков мне далеко. Однако кое-что я умею. Моих знаний достаточно, чтоб понимать - Гайвен Ретвальд действительно не мог овладеть подобным могуществом самостоятельно. Телепортация, так называется перемещение в пространстве, была доступна лишь самым сильным из чародеев. Далеко не каждый мог освоить ее - иначе бы Древним не пришлось строить летательные и другие подобные машины.
- Я разделяю вашу тревогу, лорд Фэринтайн. Мы сами не понимаем случившегося.
- Я вижу. Леди Айна, вы позволите обсудить эти и ряд подобных тем наедине с вами, несколько позже? Раз вы наделены Силой, я хочу дать вам несколько советов. Возможно, это поможет вам лучше ее контролировать - и в следующий раз вызвать ее уже осознанно.
"Король Эринланда только что прямо признался, что является волшебником - и при всех зовет меня себе в ученики. Колдунья и ученица чужеземного государя - такой меня запомнят люди, только что посадившие на престол?"
Лорды внимательно наблюдали за нею - Айна кожей, казалось, чувствовала их интерес. Они могли произносить учтивые речи и клясться в верности наследнице лорда Раймонда, но девушка понимала - для них всех она лишь удобный компромисс, на котором настоял граф Рейсворт. И выгодная невеста, руки которой теперь будут добиваться все неженатые аристократы страны. Для того же Эрдера - это шанс самому сесть на Серебряный Трон, и хотя пока его ухаживания казались скорее шутливыми, вряд ли они останутся таковыми надолго. А предпочтя одного кандидата, Айна неизбежно настроит против себя всех прочих - и кто знает, не обернется ли это новым бунтом.
Права Айтвернов на трон были более чем призрачными, особенно если занимать его вот так, через голову Артура. Да, Айтверны приходились родней старым государям - но не они одни. В родстве с Карданами за тысячу лет успели оказаться многие дворянские дома, и сейчас, возможно, они все захотят вспомнить об этом родстве.
"Если я прилюдно соглашусь изучать магию - возможно, я вступлю на тот путь, что уже привел Гайвена к свержению. Лорды получат поводы бояться меня, памятуя о судьбе старших Эрдера и Коллинса, и, возможно, попытаются свергнуть, когда мое правление окажется им не по душе. А оно разонравится им сразу, стоит мне хоть раз отказаться делать то, что от меня потребуют. Объявив меня ведьмой, они получат прекрасный предлог от меня избавиться. Если же я отвергну предложение Фэринтайна... Что ж, я останусь той же беспомощной девчонкой, которой была всегда, и неважно, корона у меня головой или бантик".
- Лорд Эдвард, разумеется, я согласна. Я приму от вас все знания, которые вы сможете мне передать. У нас впереди, видимо, война - и я не хочу оказаться на этой войне безоружной. Единственное, в чем я прошу меня простить - я не смогу дать вам аудиенцию сегодня. Совет затянется допоздна, а утром мне предстоит предстать перед горожанами. Может быть, завтра, ближе к вечеру? Вас это устроит?
- Разумеется, устроит. Гайвен Ретвальд хотел мариновать меня целую неделю. Вы - сама любезность по сравнению с ним, госпожа.
Эдвард Фэринтайн был доволен, Айна Айтверн - испугана, Роальд Рейсворт порядочно разозлен явным пренебрежением совета, а все прочие ждали, какой исход события приобретут в дальнейшем. Кроме Лейвиса. Этот, похоже, уже дождался. Встревоженным он больше не выглядел. Наоборот, на лице наследника Рейсвортов читалось странное облегчение, будто у него гора с плеч наконец упала. Будто чего-то неприятного и тягостного, чего юный Лейвис боялся до крайности, милостью вышних сил все-таки не произошло.

Совет действительно затянулся допоздна - обсудить предстояло еще многое. Лорды осмелели, подали голос, перебивали друг друга, доходило едва не до крика. Всем нашлось, что высказать, и все высказывались от души. Стоило Эдварду Фэринтайну сослаться на то, что он должен проведать жену и покинуть высокое собрание, как за столом тут же началась оживленная беседа.
Множество вещей действительно следовало обсудить. К примеру, отмену указов, принятых Гайвеном в течении этого лета. Айна гарантировала Коллинсу, Эрдеру и Гальсу, что назначенные Ретвальдом в их владения войска не будут туда направлены, и о назначении специальных королевских наместников в дворянские домены речи также не идет. Потребовалось обговорить с Граммером послабление, хотя бы временное, налогов, так как их бремя за последний год тяжко легло на народ, провоцируя новое недовольство.
- Народ будет рад, - поддержал Эрдер. - Начать новое царствование с сокращения хотя бы части податей - верный способ заручиться поддержкой третьего сословия. Если прежняя власть драла в три шкуры и не оставляла им порой даже миски с похлебкой на ужин, тем быстрее они начнут любить новую, не настолько жадную.
Таламор, напротив, проявил недовольство:
- Это красивый, но глупый жест. Налоги вы урежете, хорошо, но где прикажете брать деньги на содержание той же армии? Казна и без того истощена междоусобицей этой года и лумейскими неудачами минувшего, а торговля сейчас захирела. Солдаты будут недовольны отсутствием жалованья.
- Вам не стоит так волноваться о деньгах, лорд Патрик, - сказала Айна. - За последние годы Малерион получил изрядный доход. От войны, возможно, хирела ваша, восточная торговля - но не наша, западная. Мой отец предпочитал держать деньги при себе, но как королева, я не могу последовать его примеру. Малерион вложится в королевскую казну и в нужды государства в той мере, в которой это окажется необходимо. Неправильно, что запад нашей страны процветает, пока прочие области испытывают нужду.
- Вы собираетесь разорить собственные закрома, раз уже разорены тимлейнские?
- Нет, лорд Патрик. Я лишь хочу показать, что королева Иберлена не станет сидеть на сундуках с золотом, обдирая и заставляя голодать свой народ. Я надеюсь, в этом году закончится хотя бы внутренняя война - а значит, сократятся расходы и в следующем году мы сможем вновь наполнить казну. Тогда станет легче. Пока легкие времена не настали - я пущу в оборот те средства, которые мой отец нажил.
Роальд Рейсворт, с нахмуренным видом, предложенное Айной решение все же одобрил. Сказал, что подобная мера действительно позволит избежать недовольства. Чувствуя хотя бы первые ростки одобрения министров, Айна позволила себе расслабиться. Ненамного. Самую малость. "Гайвен правил, пытаясь заставить их всех почувствовать себя слугами. Я сделаю из них друзей. Это не принесет мне безусловной верности всех вассалов короны - но, может быть, расположит хотя бы нескольких".
Нужно было сделать очень многое. Пройдет совсем немного времени, и весь Иберлен узнает, что власть в Тимлейне в очередной раз сменилась. Кто знает, к каким потрясениям это тогда приведет. Роальд Рейсворт сказал, что незамедлительно отправит доверенного человека к Тарвелу. Сообщить о свершившемся перевороте и просить все же принять сторону победителей. Лорд-констебль, впрочем, сомневался, что из этого выйдет толк.
"Артуру снова некуда идти - а значит, он опять придет к человеку, который научил его быть рыцарем. Даже оказавшись в сокрушительном меньшинстве, он продолжит сражаться. Теперь он будет сражаться против меня".
Айна знала, что ее брат не отступит. Воля Роальда Рейсворта и прочих членов Короннго совета вознесла ее на Серебряный Престол - однако эта же воля рассорила ее с братом. Может быть теперь навсегда. Для Артура законным королем останется Гайвен, а любой, покусившийся на его место, будет предателем и узурпатором. Девушка понимала, что брат не поддержит ее - да и не сможет поддержать, учитывая, что она заняла престол после того, как он был объявлен лишенным звания главы дома. Иначе этот престол принадлежал бы ему самому.
В этот самый момент, ведя заседание кабинета министров - ведя его как королева, наделенная правом голоса и способная править, а не просто молчаливо сидеть на троне - Айна вдруг осознала, что ни за что не пожертвует местом, которое теперь обрела. Даже ради примирения с братом. "Я всегда хотела что-то менять, принимать решения, действовать самой. Теперь я смогу это делать. Как я могу отказаться и снова отступить в тень?"
Она знала, что ей не будет легко. Государи старше и опытнее нередко ее теряли корону, а вместе с ней и голову, столкнувшись с открытой изменой или клубком интриг. Престол Иберлена оказался ныне шаток, как никогда прежде, и любой амбициозный аристократ будет стараться склонить новую королеву на свою сторону или, возможно, даже уничтожить ее. Глядя на министров и пэров, окруживших ее ныне, Айна Айтверн отчетливо понимала, что эти люди, даже самые любезные из них, навсегда останутся опасностью для нее - и все же не была готова отступать. Отступать значило вернуться в затворничество фамильного особняка, к подругам, книгам и пустоте - вместо того, чтобы стоять на вершине мира.
"Теперь я осознаю, зачем была нужна власть Гледерику и всем прочим. Иногда обладать властью - это единственный способ жить". Быть живой. Не игрушкой. Не куклой. Собой.
Заседание завершилось за полночь. Роальд Рейсворт отправился отдавать приказы войскам, прочие лорды разбрелись по своим покоям. Айна осталась с Лейвисом и Эдвардом Эрдером наедине - совсем как тогда, у порога Сиреневого Зала. Минул всего один вечер - и мир действительно сорвался в бездну. Кто знает, когда его падение теперь остановится. Трое молодых людей, королева, герцог и сын графа, расположились в одном из покоев дворца, у высокого окна, выходившего на спящий город. Эдвард достал бутылку ячменного виски, и они с Лейвисом пили его из горла. Айна время от времени прикладывалась к бокалу с вином. Третьему или четвертому бокалу с вином подряд.
- Про что думаешь? - спросил Лейвис. Он был устал. Порядком уже захмелел.
- Про Артура, - сказала Айна неожиданно честно. Возможно, откровенности ей придало выпитое - а возможно, все та же усталость. - Он ведь вернется, ты понимаешь? Куда бы он ни ушел, он вернется, и тогда снова будет война.
- Это не совсем так, - возразил Эрдер. Герцог Севера не пытался сейчас фанфаронствовать или излишне любезничать - наоборот, казался сосредоточенным и мрачным. В этот момент он немного даже напоминал своего покойного отца. - Неправильно будет говорить, - сказал Эрдер, - что война снова начнется. Война продолжалась все это время. Просто мы не сумели ее закончить.
Айна посмотрела на него - а потом, преодолевая шум в голове и дрожь в ногах, подошла вплотную и с размаху залепила пощечину. Девушка неожиданно почувствовала злость.
- Стыдитесь, герцог, - сказала она.
Эдвард Эрдер стянул перчатку, провел пальцами по чуть покрасневшей щеке. Не сказал ни слова.
- Стыдитесь, герцог, - повторила Айна. - Подумаешь, мы не смогли что-то сделать. Еще сделаем. Если окажемся достаточно для этого сильны. Если перестанем наконец себя жалеть. Я надеялась, вы ободрите свою королеву. Плохи подданные, не способные ободрить своих королей.
- Хорошая заготовка для тронной речи, - пробормотал Лейвис. - Так и скажешь завтра купцам и знати? И каким именно образом, скажи, нам пристало тебя ободрять?
Айна молча забрала у него виски и сделала глоток. Пойло оказалось омерзительным на вкус, и каким-то лишь чудом наследнице Айтвернов удалось подавить порыв к рвоте. Новая королева Иберлена выбросила бутылку в окно - и та со звоном разбилась где-то внизу.
- Мы все тут изменники и предатели, - сказала Айна, с трудом опираясь о подоконник. Ей было плохо и мерзко. - Мы знали, на что шли, и никто насильно нас не тянул. Так что примем, кто мы есть, спокойно и прекратим заламывать руки. Если грядет война - я стану на ней драться, а не лить слезы. У меня есть моя сторона, и я в нее верю. Надеюсь, что и вы тоже. Говоришь, мы не сумели закончить эту войну? Может быть, сумеем теперь.
- Или умрем, - заметил Лейвис.
- Или умрем, - подтвердила Айна. Внезапно ей захотелось расплакаться, и гори они огнем, эти корона и королевство, двор и дворяне, и судьба Иберлена вкупе с ними со всеми. Лишь бы брат был рядом и отец был жив, и никакой войны не было, и мэтр Гренхерн приходил провести урок каждые вторник и пятницу, а Гайвен рассказывал, какую философию вычитал на этот раз в старинном трактате, и на улицах смеялись дети.
Айне ужасно хотелось плакать, но к несчастью, было уже слишком поздно для слез.


Комментарии
2016-05-20 в 10:01 

Агрона
Это был довольно активный, не скучный совет) я боюсь советов из-за обилия высказывающихся персонажей и возможности запутаться, но ты всё устроил красиво ;) Разбор полётов это конечно неприятно, но короля заговорщики всё же выгнали, успех. Хотя положение у них спорное, неясны дальнейшие действия Клифа, они с Фэринтайном были вместе, но теперь один умчался с Артуром, а другой остался обучать его сестру... иноземные короли похоже взяли семейство Айтвернов под опеку)
Айна прекрасна, и когда справилась с собой, и когда повела себя как королева, она трезво мыслит и понимает ситуацию, но и человечские слабости ей не чужды. Иберлен получил чудную королеву, по крайней мере пока)
И Лейвис, чудный молодой человек, он с каждой всё больше раскрывается с лучшей своей стороны)

2016-05-20 в 10:04 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Спасибо большое тебе за поддержку и отклик)) Я с таким жутким скрипом эту главу писал, у меня-то чувство было, что получается как раз ужасно скучно, так что старался расцветить ее как мог мелкими перепалками персонажей и тому подобным.

2016-05-20 в 10:13 

Агрона
Darvest, перепалки удались, хотя и жаль было немного Роальда, указывать на ошибки все молодцы, а вот брать на себя ответственность за них будет не каждый. Рейсворт их возглавил и остался лидером, Айна правильно рассудила, всё будет плохо, если его действия продолжат осуждать. Ну, это если отвлечься от того факта, что я не одобряю предательство Роальдом Артура)

2016-05-20 в 20:12 

Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Агрона,
Да, я в общем, стараюсь так писать, что все были по-своему понятны. Эрдер, например, в этой перепалке, хоть и кажется человеком с разумными доводами, но при этом реально наезжает на человека, который все сделал, пока он стоял в стороне. Я не говорю, что Эрдер так уж плох как человек сам по себе, но при этом он демонстрирует популярный случай критиканства со стороны, так в жизни часто и бывает.

2016-05-21 в 10:57 

Агрона
Darvest, всё верно, это был очень удачный ход с жизненным примером)

   

Хроники Иберлена

главная