Darvest
Спи, моя радость, усни - в Эльсиноре погасли огни
Глава десятая.

Из тронного зала Артур вышел словно во сне - не чувствуя паркета под сапогами. На пороге он остановился, оглянулся, нашел в толпе придворных Айну. Та стояла, придерживаемая под руку Лейвисом Рейсвортом, и даже не смотрела в его сторону. "Они все же переманили сестру. Не только ее. Все королевство". Собственные слепота и глупость жгли сейчас Артура, подобно клейму.
И все же Айна уберегла его - в момент, когда любое спасение уже казалось невозможным. "Меня дважды спасает уже чужое колдовство. Сперва Гайвен, теперь она. А на что гожусь я сам?"
- Не стой столбом, - прошипела Кэмерон, ухватив молодого Айтверна за рукав. - Нам пора убираться отсюда.
- И в самом деле пора, - согласился герцог Запада безучастно. Посмотрел на короля Клиффа, что уже оперся о лестничные перила, готовый спускаться в холл. - Ваше величество, раз мы покидаем Тимлейнский замок, вам, вероятно, стоит проведать свою семью?
- Уже проведал. Я отослал жену и детей из города еще днем, пока вы были заняты приемом столь важных вашему вниманию гостей. - Клифф поправил перевязь с мечом, вздохнул, сделал шаг назад, схватил Артура за руку. Хватка у короля оказалась крепкой. - Я понимаю твои чувства, - сказал гарландец тихо. - Однако если ты сейчас поддашься им, мне нет смысла с тобой возиться.
Подавив короткую вспышку гнева, Айтверн кивнул.
- Я понимаю вас, - сказал Артур сухо.
- Надеюсь на это. Внизу нас ждет экипаж, и мои рыцари уже седлают коней.
- Вы знали о перевороте. Знали и не сообщили Гайвену.
- Если б сообщил, кровь пролилась бы раньше, а итог остался все равно прежним, - признался Клифф неожиданно мягко. - Пойдем.
Сопровождаемый Рэдгаром и его гвардейцами, а также Кэмерон и Блейром, Артур спустился на крепостной двор. Король подвел его к большой карете, чьи двери были украшены гарландскими гербовыми гончими псами. Из широко распахнутых окон приемного зала доносился встревоженный гул - не иначе, до придворных и слуг докатились уже вести о случившемся перевороте, очередном, третьем за год. Кенриайнские гвардейцы, в полном боевом облачении, и впрямь оказались готовы к выезду - но ни свитских, ни лакеев с ними не было.
"Клифф и впрямь отослал часть своих заранее, вместе с родными. Получается, он все знал. Как вышло, что не знали мы? Как мы могли оказаться настолько беспечными?" Упрямая и назойливая, эта мысль все никак не желала оставить Артура в покое.
- Куда направимся? - спросила Кэмерон. - У тебя есть на примете надежные места? И надежные люди? Ты недавно возглавлял здешнее войско, мне говорили.
- Возглавлял. Только не уверен, что оно меня запомнило, это войско.
- Если с ними ваш дядя, - сказал Блейр Артуру тихо, - значит и вся армия.
Несомненно, он был прав. Рейсворт укомплектовал королевское войско своими доверенными офицерами, и наверняка теперь держит его в кулаке. Собственным гвардейцам Артур тоже не видел больше смысла доверять - да и кто из них вообще стоил доверия? Надежных людей у него, не считая Блейра, не нашлось бы вовсе - не считать же надежным Клауса Фаллена, один вид которого вызывал у молодого герцога беспокойство. Капитан Фаллен слишком явно показывал, что не питает уважения к новому главе дома Айтвернов. Потому Артур и старался держать его на отдалении от себя.
Лорд Раймонд собрал вокруг себя людей, преданных лично ему - однако на сына покойного драконьего герцога их преданность вовсе не распространялось. Молодой Айтверн со всей ясностью вдруг осознал, что ему больше не на кого опереться - кроме тех людей, что находятся сейчас рядом с ним.
Клифф открыл двери кареты, поднялся на ступеньку, с легкой издевкой протянул Артуру руку:
- Куда прикажете держать путь, ваша светлость?
- Решу по дороге, - герцог Запада забрался в салон, помог подняться вдове Хендрика.
Блейр уселся с другой стороны. Экипаж, окруженный всадниками королевского эскорта, тронулся. Стража на воротах крепости не решилась остановить гарландцев, и вскоре под копытами уже застучала мостовая. Вечерело. Город пока еще ни о чем не знал. Высунувшись в окно, Артур наблюдал, как проезжают мимо кареты и всадники, зажигаются уличные фонари и свет в окнах. Когда они вести разлетятся, начнется паника - но пока Тимлейн мирно готовился ко сну. "Возможно, это его последняя спокойная ночь".
- В Малерионе, - спросила Кэмерон, - у тебя хоть кто-то найдется? Мы можем поехать туда. Это твоя страна - подними свой народ, призови тех из лордов, что сохранили честь. Собери, наконец, ополчение. Так сделали мы с Эдвардом, когда этот господин, - вдовствующая королева ткнула пальцем в сторону Клиффа, - пожаловал к нашим воротам.
- Сударыня, - отвечал Артур ровно, - если мы направимся в мой родовой замок, там и просидим, пока враг не пожалует уже к нашим воротам с осадой. Я изучал последнюю войну Эринланда и Гарланда, и знаю, что в тот раз вам и королю Эдварду помог лишь своевременный приход союзных войск. Нам в нашем положении такой роскоши ожидать нет смысла. Рейсворт подомнет под себя страну, и никто не встанет на мою сторону.
- Сразу видно стратегический ум, - пробормотал Клифф. - Юноша, раз вы так умны, как проворонили заговор?
- А вы, - спросил Артур в упор, - как о нем узнали?
- Не узнал бы только дурак - простите меня, герцог, за грубость. Я в вашем городе уже почти месяц, и конечно, мои шпионы не сидят без дела. Вы не представляете, о каких вещах порой шепчутся за портьерами солдаты и слуги.
- Я желаю все же знать, - рука Айтверна коснулась рукоятки меча, - когда именно вам донесли о готовящемся перевороте, любезный сэр.
Клифф подался вперед. Щелкнул указательным пальцем по ладони Артура:
- Не хорохорьтесь, молодой человек.
- Отвечайте на мой вопрос, сударь.
- Мальчишка зол. Не провоцируйте его, Клифф. Ему не впервой драться с королями, - Кэмерон чарующе улыбнулась.
- Не смог удержаться, простите, - гарландский король вздохнул. - Мне сказали вчера - когда ваш дядя уже решил брать под арест вашего сюзерена. Он сменил все караулы в замке, и некоторые караульные оказались болтливы - под влиянием хорошего эля. План был таков, что Ретвальда схватят лишь после вечернего совета, но видимо, приезд Фэринтайнов заставил заговорщиков спешить. Я выслал леди Гвенет с детьми из города, пока вы встречали Эдварда. И решил ждать.
- И ничего не делать.
- Это не моя война, герцог. Не мое королевство. И не мои враги.
- Однако, вы помогли мне покинуть замок. Почему?
Клифф помедлил. Побарабнил пальцами по оконному стеклу.
- Я планировал выдать дочку за Гайвена Ретвальда, и его свержение оказалось мне неудобным, - сказал он наконец. - Наш союз можно было бы направить против общих врагов на юге, а новый переворот грозит продолжением и без того затянувшейся в вашем государстве смуты. Пиппин Лумейский доставляет неприятностей вам не меньше, чем мне.
- Так заключите союз с Рейсвортом. Его сыну, Лейвису, невеста тоже нужна.
- Я не уверен, что лорду-констеблю Рейсворту нужен я. У меня есть основания полагать, что союз с Гарландом не входит в его планы. Мы виделись, в порядке деловой встречи, и не нашли общего языка. Я полагаю, он собирается продолжать политику изоляционизма, начатую вашим отцом, и не примет задуманных мной авантюр.
- Значит, это все же ваша война, любезный, - Артур широко улыбнулся. - И ваши враги. Хотя и не ваше королевство. - Айтверн подался вперед. - Помогите мне, лорд Рэдгар. Помогите вернуть Иберлен - а я приведу вам на помощь армию, и вместе через год мы будем пировать в цитаделях Аремиса. Дядя Роальд трус, вы правы. Он не двинется дальше границ Бритера. А я двинусь, и закончу то, что начал мой дед. Вместе с вами, мы разрубим Лумей на части и выйдем к южным морям.
- Обещания человека без армии и без вассалов. Без титула, и, - Клифф прищурился, - по мнению многих - без чести, если брехня про то, как вы убили Кардана и Гальса, правдива. Я могу довезти вас до города Эленгир, дать лошадь, вывести на тракт. Дальше следуйте, куда будет угодно.
- А можете принять мой союз, рискнуть и остаться в выигрыше.
- Могу, - король на секунду прикрыл глаза. - Дайте мне поводы это сделать.
- Сейчас дам, - мысли возникали в голове Артура мгновенно и тут же облекались в слова. - Смотрите сами, ваше величество, как мы поступим. Мы прямо сейчас поедем в ставку герцога Тарвела, моего старого друга и товарища. Он не заинтересован в политике - но заинтересован в моем расположении. Тарвел даст мне свое войско, мы выступим против мятежников и разгромим их. Растопчем мятеж в зародыше, прямо здесь, в сердце страны, пока враги торжествуют победу и не готовы к нашему удару.
- Звучит интересно. Герцог Тарвел уже поставлен в известность, что отдаст вам свою армию? - голос короля Клиффа был вежлив настолько, что этой вежливостью можно было уколоть, словно стилетом.
Артур откинулся на спинку сиденья и зевнул. Он знал, что и Клифф, и Кэмерон, и молчаливо слушающий разговор Джайлс сейчас внимательно смотрят на него - и не мог позволить себе выказать и грана неуверенности. Артур в самом деле был сейчас человеком без армии, без вассалов и без чести - и чтобы вернуть все эти вещи и еще множество других, нельзя было демонстрировать даже тени сомнений. Люди идут лишь за тем, кто без колебаний готов их вести.
- Герцогу Тарвелу никуда не деться от меня, - сказал молодой Айтверн так невозмутимо, как только мог. - Вы же никуда не делись от меня, милостивый государь. Вот и он не денется. Я умею убеждать, у меня хорошие манеры, когда мне это надо, и я могу подобрать убедительные доводы. Тарвел послушает меня, а затем согласится. Он всегда соглашается - в прошлый раз тоже.
Владыка Гарланда с пол-минуты изучал герцога Западных Берегов - а затем рассмеялся.
- Вы авантюрист и наглец, Айтверн. Почти такой же, каким был ваш покойный родич - тот самый, которого вы убили три месяца назад в Тимлейнской крепости. По-хорошему, мне бы следовало высадить вас сейчас, вместе с вашим замечательным лейтенантом, на обочину, и идите куда хотите, благо до родового особняка вам отсюда недолго.
- Но вы не высадите. Вы тоже авантюрист, лорд Рэдгар. Я много знаю о вас. Знаю, как вы лезли в паданскую междоусобицу, знаю, как пошли в свой легендарный поход против столицы Эринланда. Вы любите рисковать, и вы рискнете. Я приглашаю вас на славную войну, - Артур на треть вытащил меч из ножен, - которую мы начнем здесь, а закончим в сотнях миль отсюда героями, которых славит весь континент. Можете согласиться, а можете поехать домой и сожалеть об упущенном шансе. Но вы не поедете домой. Не сейчас.
- Бог с вами, не поеду, - король вздохнул. - Покажите мне этого вашего Тарвела, развяжите войну - и возможно, она придется мне по душе. - Клифф скосил глаза в сторону Кэмерон. - Вас, кстати, сударыня, не препроводить обратно в замок, под защиту Фэринтайна? Раз уж мы направляемся в военный лагерь, вряд ли это лучшее место для леди.
Королева надменно вскинула подбородок:
- Вам ли не знать, какова эта леди в бою. Я останусь с Айтверном. Мне интересно посмотреть, что выйдет из его затеи.
- Быть по сему. Интересно будет оказаться с вами на одной стороне. Но все же, сэр Артур, - в голос гарландца добавилось яда, - пока мы едем к его светлости Данкану Тарвелу, сочините аргументы получше, чем "вы заключите со мной союз, потому что я вас очень об этом прошу".

Часов после четырех ночи, когда покинувший иберленский Коронный совет и отдавший ряд распоряжений своим солдатам Эдвард Фэринтайн едва успел уединиться с женой, в дверь их покоев раздался стук. Камердинер сообщил, что явился сын графа Рейсворта - и требует его впустить.
- Что-то требовать юный лорд Рейсворт может только у своих лакеев, - ответил эринландский король раздраженно. Он устал и хотел спать. Иберленцы продержали его на своем совете почти до самой полуночи, а после пришлось еще проведать офицеров, рассказать им о перевороте, принять меры безопастности на случай, если местные совсем рехнутся. - Скажите этому юноше, пусть возвращается днем после обеда. Или послезавтра. Или никогда.
- Он уверяет, разговор не терпит отлагательств, сэр. Очень просит о вашем внимании.
- Впусти его, Эдвард, - вмешалась Кэран. В отличие от мужа, она не казалась ни усталой, ни злой. Чародейка смотрела на слугу приветливо, выглядела хорошо отдохнувшей. - Вдруг дело и впрямь важное. Мне кажется, в такую ночь не бывает неважных дел.
Фэринтайн посмотрел на жену с досадой, махнул рукой.
- Так и быть. Фредгар, скажи мальчишке, пусть заходит.
Лейвис Рейсворт напоминал чем-то своего троюродного брата - и одновременно не был на него похож. Такой же светловолосый, худой, жилистый - но весь какой-то всклокоченный и нервный. Если Артур Айтверн держался с определенной церемонностью и даже манерностью, кузен его владел собой явно хуже. Дерганые движения, быстрый взгляд. К тому же, юный Рейсворт был явно пьян - от него изрядно разило спиртным.
Юноша вошел в отведенную Фэринтайнам гостиную, огляделся.
- Садитесь, - Эдвард указал Лейвису на глубокое кресло, стоящее спиной к дверям. Сын лорда-констебля опустился в него, Кэран расположилась напротив, на мягком диване.
Фэринтайн достал из бара бутылку бренди и три рюмки.
- Будете, сударь?
- Буду, - сказал Лейвис решительно и мрачно.
Эдвард усмехнулся. По молодому человеку было очевидно - пить ему больше не стоит. Тем не менее, король Эринланда разлил терпкий, ароматный напиток по рюмкам и сам одну тут же опустошил. Молодой Рейсворт тут же последовал его примеру, а вот Кэран даже не шелохнулась. Она не любила выпивку.
- Хороший бренди, - сказал Лейвис, утерев губы рукавом.
- Сомневаюсь, что вы сейчас можете отличить хороший бренди от плохого, - Эдвард уселся в кресло по левую руку от гостя. - Совет кончился едва три часа назад, где вы успели напиться?
- А мне долго и не надо, - ухмыльнулся кузен Артура. - С нашей новой королевой.
- Вы дружны, не так ли? - осведомился Эдвард вежливо.
- Дружны? - Лейвис скривил губы. - Можно и так сказать. С самого детства. Можно мне еще?
- Можно. Не стесняйтесь просить о таком, - сказал Эдвард, подливая гостю вторую рюмку.
Он мало что знал об этом мальчишке. Лейвис Рейсворт обычно держался в стороне от политики и пользовался при дворе еще меньшим влиянием, чем Артур Айтверн - полгода назад. У него не было ни могущественных покровителей, ни амбици й, ни сторонников, ведь все знали, что Рейсворты - лишь тень Айтвернов, боковая линия, во всем исполняющая волю главной. Однако отец этого юнца захватил сейчас власть в Иберлене. На Серебряный Трон Роальд Рейсворт посадил Айну Айтверн, но королеве будет нужен король. Если верховный констебль пожелает удержать страну в руках своего дома, он выдаст юную Айну за отпрыска.
Эдвард Фэринтайн присмотрелся к стремительно хмелеющему мальчишке, что сидел в кресле, сгорбившись в неловкой позе, и елозил пальцами по краешку стола. Если брать с виду, он еще меньше годился в короли, нежели Гайвен Ретвальд. Но и самого Эдварда десять лет назад никто в здравом уме не прочил на трон.
- Расскажите мне о магии, - сказал Лейвис внезапно. - Все, что можете рассказать.
- Неожиданная просьба. И ваша кузина, и лорд Гайвен не горели желанием говорить со мной на эту тему.
- Они не горели, а я горю, - упрямства, что зажглось сейчас в глазах этого нескладного подростка, хватило бы на пятерых Артуров Айтвернов. - Я был на совете и слышал, о чем вы распинаетесь. Вы владеете магией. Вы приехали сюда, потому что у нас завелся Король-Колдун, иначе бы плевать вам было на наши коронации и интриги. Я читал старые книги, не поверите? Остин и Финниган Фэринтайны входили в Конклав перед его падением. Колдовство передавалось в вашем роду тысячу лет.
- И оно интересно вам, - заметила Кэран. Наследница Катрионы Кэйвен говорила мягко, но взгляд ее сделался вдруг таким, каким бывал в прежние дни. Когда она с мечом в руках выходила на битву, и обагряла этот меч кровью. - Поведайте нам без утайки, почему это сделалось вам интересно, - тонкие пальцы погладили пустую рюмку.
"Кэран может сколько угодно играть добрую и заботливую жену, очаровательную светскую леди, быть обаятельный и милой - это нисколько не изменит ее сути, - подумалось Эдварду. - В неполные двадцать лет она убила человека, которого любила, и стремилась поставить весь мир верх дном. И едва не убила меня. Я живу с готовым каждый миг загореться фениксом - но я не должен думать, будто его приручил. И если ей сейчас не понравятся ответы молодого Рейсворта, кто поручится, что молодой Рейсворт выйдет отсюда живым?".
- Мне никто не говорил о магии, никогда. Я спрашивал отца - а он молчал. Говорил, магия давно забыта. С тех дней, когда старую столицу пожрало пламя. Айтверны разорвали свои книги, перестали учить наследников. Потом появился Гайвен... А теперь Айна сжигает в полете стрелы, и готова учиться у вас. Я могу быть чародеем, как она? Во мне течет та же самая кровь, - губы побочного потомка Драконьих Владык дрожали.
Ну конечно, подумал Эдвард. Как непросто быть боковым наследником древнего и славного рода - не наследуя ни замка, ни власти, ни даже фамильного имени. Навсегда остаться лишь вассалом дяди и кузена, исполнять их приказы, следовать за ними по пятам, жить их мечтами. Так хочется стать кем-то настоящим. И уж конечно, хочется стать чародеем из старых сказок - особенно после того, как увидел их силу.
Видимо, Кэран думала то же самое. Она подалась вперед, мягко, едва-едва, коснулась пальцами щеки Лейвиса. Юноша вздрогнул, но не отстранился.
- Хочешь обрести могущество, мальчик? - спросила чародейка ласково. Несмотря на гладкую кожу лица и лишенную седины волоса, она вдруг показалась супругу такой старой, будто видела еще саму Великую Тьму. - Желаешь быть таким же, как Гайвен Ретвальд? Как Бердарет-Колдун? Как великие древности, что двигали горы и прорезали новые моря в земной тверди?
- Хочу быть собой. Меня учили быть рыцарем, но я не рыцарь. Не такой, как Артур. Поединки и войны - это ему, а я - что-то другое. Тем не менее, я тоже Айтверн. Пусть не по имени. Я читал о прежних Айтвернах, говорю. Они могли многое сделать и без меча.
На кончиках пальцев Кэран вдруг загорелся огонь. Холодное голубоватое пламя. Чародейка взмахнула ладонью прямо перед глазами Лейвиса, но тот и тогда не отдернулся. Юноша дышал размеренно и ровно. Казалось, выпитое придало ему спокойствия.
- Хорошо, - подытожил Эдвард. - Ты желаешь найти себе дорогу в жизни и коснуться наследия предков. Я и сам начинал с подобного. Мы можем с тобой заниматься - в конце концов, мы ведь приехали в Иберлен, чтоб найти учеников. Если, конечно, ты не предашь нашего доверия и пришел сюда не затем, чтоб шпионить.
- Я не спрашивал отца. Если вы про это. Он верно думает, я пью или сплю.
- Хорошо, - сказал Эдвард еще раз, с нажимом. - Но ты должен понимать, что хочешь заняться небезопасным делом. Помнишь, что было минувшим вечером? Понимаешь, почему я стрелял в Ретвальда?
- Чего тут понимать. Он взбесился. Начал убивать направо и налево. Еще немного - и убил бы всех в зале. Вы решили его остановить.
- Нет. Дело не в этом. Подумай еще раз. Вспомни. Что показалось тебе странным?
Лейвис Рейсворт молчал какое-то время, сосредоточенно хмуря лоб. Потом взялся за бутылку бренди и осторожно налил себе половину рюмки - расплескав попутно все же пару капель на стол. Пить, однако, все же не стал - только лишь принюхался и поморщился.
- Он исчез в конце, когда вы стали стрелять этой штукой, - сказал Лейвис медленно. - Я читал, Гайвен дал мне книгу из своей библиотеки. Это называлось телепортация. Мгновенное перемещение. Только самые сильные чародеи могли делать подобное. Мог Повелитель Бурь. Мог Сумеречный Король. Один или два раза смог Эйдан Айтверн. Все остальные не могли.
- Верно. И я, и Кэран занимаемся магией много лет - однако такие приемы нам недоступны. И почти никто в старом Конклаве тоже не мог их освоить.
- Да... Вы сказали на совете, этим заклинанием невозможно овладеть самостоятельно. А Гайвен овладел. Либо он самый сильный волшебник за последнюю тысячу лет, либо ему кто-то помог. Вы к этому клоните?
- К этому. Я присматривался к нему весь день. И особенно, когда на него напали и он начал колдовать. Гайвен Ретвальд применял очень сильные чары - такие не по силам новичку. И он не открывал двери в пространстве, чтоб спастись от моего выстрела, я бы почувствовал это. Кто-то забрал его - кто-то, пришедший за ним извне. Не все так спокойно в Иберленском королевстве, юный Лейвис. Если Король-Колдун исчез - не думайте, что он не вернется. А вместе с ним придут и те, кто оказал ему покровительство... кем бы они ни были. Темные фэйри с севера? Колдуны баснословного Медоса? Кто-то еще, о ком мы даже не догадываемся? - Эдвард Фэринтайн пожал плечами. - Начинается очень опасная игра. Ты уверен, что жаждешь в нее вступить?
- Я уже вступил. Вы что, не понимаете? Я по уши в этой игре, - юноша, казалось, был полон отчаяния. - Вы думаете, я хотел всех этих переворотов и войн? - он все же выпил, скривился, с трудом подавил позыв к рвоте. Эдвард убрал со стола бутылку. - Нет, не хотел, - продолжал Лейвис. - Но раз все вещи, которые мы обсуждаем, происходят, надо же мне с ними что-то сделать.
Эдвард и Кэран переглянулись. Чародейка подавила вздох.
- Ладно, - сказал Эдвард. - Иди, пожалуйста, спать, я устал, а тебе через семь часов быть подле твоей королевы в ратуше. Когда она объявит всем вокруг, что она теперь королева. Вечером мы с тобой встретимся. С тобой и с леди Айной. Попробуем придумать, с чего начинать. Если дар есть в вас обоих - будем учить вас вместе.
- Спасибо, - Лейвис встал, пошатнувшись. - У вас на диване вздремнуть можно?
- Нет, нельзя. Я вызову слугу, он проводит вас в ваши покои, и сделает это прямо сейчас, пока вы еще на ногах стоите. Только слухов, что мы с женой пьянствуем с сыном верховного констебля, мне не хватало. А они будут, когда вы с похмелья вывалитесь утром в коридор.
- Спасибо, - пробормотал Лейвис еще раз.
- Не за что. Я делаю это не ради вас. А потому, что если мы с Кэран останемся последними чародеями в Срединных Землях - грош цена этому миру.

К пяти утра лагерь Данкана Тарвела уже не спал. Начались серые и тревожные сумерки, стремительно растворявшие в себе ночные тени. Меж шатров и палаток загорались костры, перекликались дозорные, с полевой кухни доносился невнятный шум. Стеренхордская армия, расположившаяся в пятнадцати милях к югу от Тимлейна, стояла здесь с того самого дня, как войска Гайвена в начале июня заняли город. Железный Лорд, по своему обыкновению, не вмешивался в государственные дела, но своих солдат отсылать домой не стал.
Он так и не доверился ни на йоту миру, казалось бы наступившему в стране после гибели Гледерика Кардана. И как оказалось, не доверился зря.
"Тарвел теперь - моя последняя надежда, последняя соломинка, за которую я смогу ухватиться, - подумал Артур с отчаянием. - Я наговорил Рэдгару кучу красивых слов, что сумею сделать сэра Данкана союзником, а так ли оно в самом деле? В прошлый раз стеренхордский герцог едва согласился вступить в междоусобицу. И то, мне пришлось сразиться с Александром ради его согласия. Что теперь? Он не хочет войны. Он пошлет меня ко всем чертям и будет в своем праве".
Несмотря на тревогу и страх, Артур держался перед спутниками с прежней уверенностью. Все дорогу до ставки Тарвела, занявшую шесть часов по Королевскому Тракту, молодой Айтверн предавался с королем Клиффом светской беседе - в основном, обсуждали изящную словесность. Кэмерон дремала, слегка посапывая и откинувшись головой на спинку сиденья. Блейр не спал, но и в беседу господ не вмешивался. Глядел куда-то в окно, в темноту.
- Вот мы и приехали, - сказал Артур, сдерживая зевок, когда спрыгнул со ступеньку кареты на утоптанную тысячами сапог землю посреди лагеря. Молодой герцог Запада нечеловечески устал и мечтал сейчас лишь об ужине и мягкой постели, но позволить себе этого не мог. Сперва следовало поговорить с Тарвелом - и услышать его ответ. Если ответ окажется отрицательным - задерживаться здесь нельзя, Рейсворт скоро вышлет, если еще не выслал, своих по следу, чтобы схватить племянника и доставить обратно в Тимлейн.
Вот только куда двигаться дальше, в случае отказа Тарвела помочь, Айтверн не знал. У него в самом деле не осталось больше никого, на чью помощь можно было бы рассчитывать. Кроме Блейра, который невесть зачем в это безумство втянулся и теперь ведет себя так, будто ни о чем не жалеет.
Часовые проводили Айтверна и спутников до занимаемого Железным Герцогом шатра. Там, несмотря на ранний час, ярко горел свет. Лорд Данкан, одетый в серого цвета сюртук, прямо сидел за столом и читал книгу. На носу у герцога были очки. Он выглядел сейчас скорее преподователем из Академии, нежели человеком, стальной рукой уже тридцать лета правившим четвертой частью королевства. Невозмутимый, ровный - такой же как всегда. Айтверн слишком хорошо знал, что прячется за этой невозмутимостью.
Когда Артур вошел, Тарвел, казалось, совсем не удивился.
- Здравствуйте, сударь, мне сегодня как раз не спится, так что заглянули вы удачно, - он захлопнул книгу и отложил на край стола. Прищурился, сдвигая очки на край носа. - Кто это с вами? Его величество Клифф Гарландский? Не виделись уже пять лет, сударь, с самого вашего прошлого визита в Тимлейн. Хорошо выглядите - даже не располнели, что при нынешнем длительном мире в ваших владениях было бы ожидаемо. А кто эта леди?
- Кэмерон Грейдан, вдова Хендрика Грейдана, - женщина выступила вперед и сделала реверанс. Тарвел смерил ее изучающим взглядом.
- Вы заводите хороших друзей, сэр Артур. С каждым днем все лучше и лучше - молодому Коллинсу не чета. Король одной страны, королева другой. Не хватает только императора из Толады. Прикажите подать завтрак? Что будут пить ваши спутники? Вино, травяную настойку? Крепких напитков подавать не стану, простите. Час ранний, да, и, - Тарвел чуть помедлил, - вы знаете, в какие времена я предпочитаю оставаться трезвым.
"Никогда не пью в дни войны". Как же, Артур прекрасно помнил эту привычку старого учителя. В дни мира старик Тарвел, бывало, не просыхал месяцами - но стоило начаться войне, разом забывал про любой хмель.
Преодолевая растерянность, молодой Айтверн подошел к столу и сел. Кэмерон и Клифф последовали его примеру, а вот Блейр остался стоять в трех шагах позади.
- Вижу, - заметил король Гарланда, - вы не удивлены нашим визитом.
- Я ждал прихода сэра Артура уже месяц, - согласился Данкан Тарвел спокойно. - С тех пор, как дела в Тимлейне пошли совсем скверно, а новый констебль принялся подминать под себя войско и якшаться с лордами востока. Последние три ночи мне совсем не спалось, а значит, вот оно, решил я. Тем более, вчера в мой шатер влетел ворон и едва не выколол мне глаза. Ворон - птица войны. Вы думаете, такие приметы случаются просто так?
- Постоянно, здесь и рядом, всегда, - пробормотала Кэмерон. - Наш мир состоит из пустых и бессмысленных примет, простите мне уж мою дерзость. Значит, вы поняли, что случился мятеж?
- Отчего бы еще, повторюсь, моему ученику и другу приходить сюда в пять утра, да еще в сопровождении высоких иноземных гостей. Просто так он давно уже не навещает меня - слишком много забот, слишком много неотложных дел. К тому же, мои прознатчики постоянно, каждый божий день, приносят новости из столицы, и о всеобщем недовольстве докладывают все чаще и чаще. Других новостей, кроме плохих, сейчас нет. Я ждал переворота со дня на день, в лучшем случае к концу месяца. Хочу спросить, - осведомился Тарвел совсем уж бесцветным тоном, - Гайвен Ретвальд мертв или находится в плену у восставших?
- Сбежал, - ответил Артур. - При помощи колдовства. Коллинс хотел арестовать его, а вместо этого сам погиб. Мы не знаем, где Гайвен и что с ним.
- Жаль. Я предпочел бы, если б он погиб. Этот молодой человек не понравился мне сразу, и было очевидно, что страну ему не сберечь. На чьей стороне Роальд Рейсворт? Я правильно понимаю, что - не на вашей? - Артур молча кивнул. - Предсказуемо, - продолжил Тарвел. - Итак, Ретвальд свергнут и пропал... вчера, судя по тому, что гонцов еще не было. Большая часть знати примкнула к восстанию и будет теперь кроить законы по своему усмотрению. Вы, мой юный друг, как всегда оказались слишком упрямы и слишком горды, чтобы принять неизбежность и согласиться с мнением большинства, а также с фактами и с голосом разума. Заступничеством короля Клиффа вы находитесь сейчас здесь, а не гниете в застенках Веселой Башни?
- Все так, - щеки Артура горели. От стыда ему хотелось провалиться сквозь землю. Не таким наследник Драконьих Владык представлял этот разговор в своем воображении, покуда трясся в карете на ухабах и колдобинах тракта всю ночь. Данкан Тарвел догадался обо всем, случившемся в Тимлейне, стоило ему только увидеть бывшего оруженосца входящим в свой шатер. Все заранее заготовленные доводы мигом вылетели у Айтверна из головы. Достаточно было только посмотреть на стеренхордского герцога, чтобы понять - тот не согласится ни с одним. Артур слишком помнил упрямство своего прежнего наставника. В прошлый раз это упрямство стоило Александру Гальсу жизни. - Вы верно поняли общий расклад, сэр, - сказал Артур с тяжелым сердцем. Ему вдруг стало очень стыдно перед Кэмерон, с безучастным лицом наблюдавшей этот разговор. Если вдове короля Хендрика и показалось вдруг вчера, что наследник лорда Раймонда чего-то стоит - сейчас она окончательно разуверится в этом. - Вы прекрасно все поняли, милорд, - повторил Артур. - Мне и добавить к вашим словам нечего.
- Хорошо, - лорд Данкан совсем уж грустно вздохнул и протер очки. - Господа, ужин скоро принесут. Думаю, для вас это будет скорее все же ужин, чем завтрак. Хороший, сытный ужин, мясо и овощи, никаких вредных для здоровья десертов. Подкрепитесь - и идите спать, хотя бы до полудня. Когда встанете, обсудим, как именно станем отбивать у неприятеля Тимлейн.
- Простите? - Артуру показалось, он ослышался. - Отбивать Тимлейн? Вы сказали именно это?
- Разумеется. А вы пришли сюда не за этим? Не за моей помощью? Разве вы не хотите, чтоб я предоставил вам свои отряды? А вы двинете их против Рейсворта и его своры.
- Все именно так и пришел я за этим, но... - Айтверн смешался. - Я полагал, вы откажетесь. Вы не хотели вмешиваться в эту войну.
- Не хотел. Четыре месяца назад не хотел. Но вашей милостью я уже в нее вмешался, и будь я проклят, если покину бой, который в самом разгаре. - Тарвел оставался все таким же спокойным. Казалось, он говорит во сне - или страдает мигренью. - Я все понимаю, Артур. Вы считаете меня вздорным глупым стариком и заготовили кучу красивых, напыщенных, рыцарственных словечек, чтоб убедить меня оказать вам поддержку. Скажете хотя бы одно - и я действительно выставлю вас вон. Когда отдохнете, вам нужно вспомнить, что вы теперь единственный законный верховный правитель Иберлена. Как первый министр, глава Коронного совета, и, в связи с предательством графа Рейсворта, также как командующий всей королевской ратью. Ввиду очевидного исчезновения правящего государя, эта страна подчиняется только вам. Или вы считаете, - лорд Данкан посмотрел куда-то вверх, - я поганый бунтовщик и не выполню отныне любой ваш приказ, лорд регент?